Авиационные пушки

Тема в разделе "Авиационное вооружение", создана пользователем Phaeton, 27 окт 2009.

  1. Guest

    Guest Guest

    Угу, 25 лет воюют, а из пушки стараются не работать. На форуме Игл Дайнемикс есть темка с участием летчика-штурмовика, который писал о ГШ-2-30 как о запасном оружии. Перед стрельбой двигатели на минимал выставлять надо, чтобы помпаж не словить. В одном из роликов этого летчика есть кадры работы из ВПУ, видно как содрогается самолет и камера через пару секунд вырубается. Кадры с применением ВПУ Су-25 очень редки, с А-10 почему-то на каждом шагу можно найти. И вообще забавно выставлять неспособность замены или модернизации Су-25 за достоинство. Насчет МиГ-27. Там пушка намного удачнее расположена, примерно по центру самолета. Не жалуются на отказы электроники потому, что она довольнь далеко расположена, да и воздухозаборникам сложнее захватить пороховые газы, возможно даже на минимал необязательно выводить. Хотя, ЕМНИП, 9200 кгс для для такого самолета многовато. Были случай, когда от отдачи сломались крепления приборной доски, которая потом благополучно упала ноги пилоту. Есть некоторые проблемы с охлаждением данного оружия и как следствие невозможность длинной очереди.
     
  2. v32

    v32 Новый участник

    Регистрация:
    11.04.09
    Сообщения:
    3.354
    Симпатии:
    5
    Адрес:
    г. Киров обл.

    Знающие люди, не могли бы прокомментировать эпизод с применением авиапушки (на 3:40). Когда 2-й самолет начинает запускать ракету по 1-му, 3-й с помощью пушки сбивает и его, и стартующую ракету. Насколько это близко к реальности? И велик ли риск для 3-го самолета получить повреждения от обломков сбитого самолета?
     
  3. boyan

    boyan Новый участник

    Регистрация:
    30.01.07
    Сообщения:
    701
    Симпатии:
    0
    Найди 10 отличий :) При стрельбе Ми-24П отдача наоборот приподнимает нос, а вниз машину направлял пилот, чтобы компенсировать ее.

    Добавлено спустя 6 минут 52 секунды:

    Появление ГШ-30-2 на Ми-24П было как раз обусловлено Афганом, и начиная оттуда являлось основным оружием вертолета вместе с НАР и ГУВ. Ни одного помпажа двигателей из-за стрельбы пушки лично мне не известно. Самая основная проблема всегда была - деформация фюзеляжа в местах крепления и "засирание" мягких стекол "Ноктюрна" на Ми-24ПН.
     
  4. Lavrenty

    Lavrenty Активный участник

    Регистрация:
    01.06.07
    Сообщения:
    6.239
    Симпатии:
    198
    Адрес:
    Москва
    Бриз, тогда вопрос:
    Почему, заполучив, наконец, в 1969 г. «Фантомы», израильские оружейники не только ставили на них БРЭО фирмы Elbit, но и немедленно заменяли «Вулкан» на пару DEFA. Не знаю, делалось ли тоже с F-15\16...

    Уж кто-кто, а эта «француженка» была чемпионом по общему числу побед в ближнем бою.
     
  5. Breeze

    Breeze Военный лётчик

    Регистрация:
    08.02.07
    Сообщения:
    17.919
    Симпатии:
    639
    Адрес:
    Israel
    Служба:
    1969-1995, СибВО-УрВО
    - Вес секундного залпа (и убойная сила) двух стволов калибра 30 мм была больше, чем у шестиствольной калибром 20 мм... Другой причины я не вижу.
     
  6. ELISEY

    ELISEY Новый участник

    Регистрация:
    27.01.07
    Сообщения:
    257
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    Москва
    Кстати, а есть ли будущее у авиационной пушки?
    1. Нужна ли будущим штурмовикам пушка?
    2. Если нужна, то как она изменится?
    3. А также насколько оказались нужными пушки на Су-25/39 и особенно А-10А?
     
  7. Foxhound

    Foxhound Активный участник

    Регистрация:
    02.11.09
    Сообщения:
    5.575
    Симпатии:
    1.254
    Адрес:
    Пермь
    Естественно есть!
    :think: почему не нужна?
    :think: на штурмовики может калибр побольше ставить будут.
    ИМХО для истребителей 30 мм. - избыточно.
    На А-10 - основное средство поражения папуасов.
    Наши не любят их применять т.к. трясет сильнее, чем в А-10.
     
  8. itpb

    itpb Участник

    Регистрация:
    07.06.10
    Сообщения:
    359
    Симпатии:
    10
    Адрес:
    п.Персиановский, г.Севастополь
    станет газодинамической, а впоследствии электромагнитной, ИМХО.
     
  9. Mowgli

    Mowgli Новый участник

    Регистрация:
    19.07.09
    Сообщения:
    180
    Симпатии:
    0
    "Пушка станет газодинамической..." А сейчас она какая? Паровая?
     
  10. anderman

    anderman Модератор Команда форума

    Регистрация:
    25.12.07
    Сообщения:
    39.049
    Симпатии:
    22.246
    Адрес:
    г. Пермь
    Служба:
    ВВ МВД СССР 1987-1989
    ФСИН РФ 1997-2011; 2012-2017
    А шо, пар нынче уже не газ? :think: :-D
     
  11. itpb

    itpb Участник

    Регистрация:
    07.06.10
    Сообщения:
    359
    Симпатии:
    10
    Адрес:
    п.Персиановский, г.Севастополь
    имеется ввиду жидкие врзрывчатые вещества. Типа камера, тупа прыскается бодяга, воспламеняется, толкает снаряд. В теории намного выше кинематика.
     
  12. anderman

    anderman Модератор Команда форума

    Регистрация:
    25.12.07
    Сообщения:
    39.049
    Симпатии:
    22.246
    Адрес:
    г. Пермь
    Служба:
    ВВ МВД СССР 1987-1989
    ФСИН РФ 1997-2011; 2012-2017
    А жидкие метательные вещества при сгорании у нас чего дают? :-D
     
  13. vihuhol

    vihuhol Активный участник

    Регистрация:
    17.08.09
    Сообщения:
    408
    Симпатии:
    228
    Адрес:
    Israel
    С точки зрения современной газодинамики,не совсем :) :-D
     
  14. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Американские 75-мм авиапушки

    Идея вооружения самолетов пушками крупного калибра, в общем-то, не нова. Соблазн поражать из крупнокалиберной пушки танки и корабли, бетонные укрепления или тяжелые бомбардировщики с одного выстрела, не входя в зону активной ПВО противника, витала в воздухе с момента зарождения авиации и вплоть до появления управляемых авиационных ракет практически во всех странах. Соединенные Штаты в данном вопросе не остались в стороне, и, надо отдать должное американским инженерам, именно в США удалось довести эту идею до реального воплощения, не только в опытных образцах или сериях в несколько десятков штук. Вооруженные 75-мм орудиями бомбардировщики В-25 были тиражированы в приличном количестве и неплохо показали себя в боях Второй Мировой.
    Техническое задание на разработку пушечного самолета появилось в США в январе 1937 года и предусматривало вооружение калибра не более 75 мм, с умеренной скорострельностью и унитарными патронами.
    К октябрю 1938 года Артиллерийский корпус США инициировал ускорение работ по данной теме. Необходимо было найти подходящий самолет-носитель для установки 75-мм пушки с необходимым набором прицельного оборудования и управления орудием. С точки зрения артиллеристов данная проблема не представляла никаких трудностей. Действительно, на первый взгляд военных, далеких от авиации, никакой проблемы не было, чтобы смонтировать пушку на достаточно большом самолете, обеспечив при этом возможность наводки ее в небольшом диапазоне в вертикальной и горизонтальной плоскостях, а также снабдить боеприпасы взрывателями с задержкой.
    Два месяца спустя был запущен проект, получивший обозначение «75-мм авиационная артиллерийская установка Т1» Проект представлял собой симбиоз старой французской полевой пушки калибра 75 мм образца 1897 года, состоявшей на вооружении в США как М1897А5Е1, и среднего бомбардировщика Douglas B-18 “Bolo” с телескопическим прицелом и дальномером. В этом проекте специалисты Артиллерийского корпуса плотно сотрудничали с Авиационным корпусом США. Пушка располагалась в бомбоотсеке В-18 и сохраняла возможность как горизонтальной, так и вертикальной наводки в пределах 3 – 5 градусов. Естественно, ни о каком автомате заряжения речи не шло. Проект был чисто экспериментальным, имевшим цель оценить как степень воздействия немалой отдачи орудия крупного для авиации калибра на планер самолета, так и вообще возможность куда-либо попасть из столь неустойчивой платформы, как самолет.

    На бомбардировщике «Боло» был демонтирован фрагмент фюзеляжа под кабиной штурмана, бомболюк был зашит, а расчет орудия, состоявший из наводчика и заряжающего, относительно комфортно располагался в просторном фюзеляже, доставшемся в наследство от транспортного самолета DC-2, являвшегося прототипом бомбардировщика В-18.
    Пробные стрельбы как по воздушным, так и по наземным целям проводились в 1939 году и, в общем, были оценены как удовлетворительные, развеяв скепсис самых ярых противников проекта. Таким образом, можно было двигаться дальше.
    В октябре 1940 года было сформулировало новое задание на разработку проекта пушечного самолета. Артиллерийский корпус США должен был взять на себя часть проекта, состоящую из 75-мм пушки, системы управления огнем, разработку монтажных приспособлений и стереоскопического дальномера. Авиационный корпус должен был разработать носитель для орудия. Однако, при этом оговаривалось, что проект необходимо вести по мере доступности финансовых средств, хотя и не позднее 1942 финансового года. Таким образом, в переводе на нормальный язык, проект пушечного самолета имел довольно низкий приоритет и средства на его реализацию выделялись по остаточному принципу.
    В качестве авиационной версии 75-мм пушки были выбраны серийные орудия М2 с длиной ствола в 28.47 калибра и М3 с длиной ствола в 37.5 калибров. Обе пушки являлись развитием упоминаемой выше старой французской полевой пушки Matériel de 75mm Mle 1897. В начале 30-х годов Артиллерийский корпус США предпринял попытку модернизации состоявшего на вооружении французского орудия, приспособив его в качестве зенитного. Проект, получил обозначение Т6. Вслед за этим появилась нужда в танковом орудии, реализованном в пушке Т7. Модернизация свелась к появлению на пушке спускового крючка с ручкой пистолетного типа. Кроме того, была уменьшена величина отката ствола введением поворота откатного механизма на 90 градусов. В апреле 1941 года танковое орудие Т7 получило стандартное серийное обозначение М2, став основой вооружения американских средних танков М3 «Генерал Ли».
    Впрочем, короткий ствол пушки М2 не позволял ей стать эффективным танковым вооружением, в июне 1941 года пушка прошла модернизацию, результатом которой стало появление длинноствольной версии М3, которая, собственно, и стала основным танковым орудием США во Второй Мировой войне.

    Первоначальные проработки Авиационного корпуса США предполагали применение обоих типов 75-мм пушек – и М2, и М3. При этом более компактную М2 планировалось использовать в качестве основного вооружения для разрабатываемого тяжелого эскортного истребителя Curtiss ХР-71. В этом проекте пушку предполагалось разместить в носовой части, в перспективе оснастив автоматом заряжения. Истребитель Curtiss ХР-71, впрочем, так и не был реализован в металле. Более мощную М3, планировалось использовать для поражения наземных целей. Ее рассматривали в качестве основного вооружения перспективного бомбардировщика-штурмовика Douglas ХА-26В.
    В конце концов, проанализировав оба проекта авиаспециалисты пришли к логичному выводу, что в качестве истребительного вооружения пушка столь большого калибра не особо актуальна и решено было сосредоточиться на варианте штурмовой версии на базе пушки М3. Работы по адаптации танковой пушки М3 в авиационный вариант возглавил капитан Горейс Квинн из Департамента боеприпасов (Army Ordnance Department).
    Одной из самых интересных особенностей авиационной версии пушки М3 стало оснащение ее автоматической крышкой надульником, представлявшем собой подпружиненный «клюв», раскрывающийся при выстреле. Применение такого необычного устройства было вызвано опасением, что прорывавшиеся раскаленные пороховые газы с не до конца сгоревшими частицами пороха могут нанести ощутимый вред конструкции самолета. Авиационный лафет пушки М3, получивший проектное обозначение Т3 в первых версиях комплектовался таким надульником (версия Т3Е1), позднее, впрочем, выяснилось, что опасения инженеров по поводу воздействия горячих пороховых газов на планер оказались напрасными и от надульника отказались.
    В июне 1942 года на встрече представителей ВВС и артиллеристов в Калифорнии было решено в проекте разрабатываемого штурмовика Douglas ХА-26В заменить 75-мм орудие М3 на облегченную версию Т9, которая находилась в разработке. Тем не менее, развитие крупнокалиберной системы на базе М3 прекращено не было. В ожидании окончания работ по версии Т9 был выдан заказ на изготовление 750 комплектов авиационной версии 75-мм пушек М3 на станке Т3Е1 с надульником. В августе 1942 года станок получил серийное обозначение М6, а несколько измененная конструкция орудия получила обозначение М4.
    В период осени-зимы 1942 года на полигоне Эглин-Филд, Флорида, пушка М4 на станке М6 успешна прошла огневые испытания с использованием бронебойных снарядов - тяжелого М72 и облегченного М61. Обстрелам был подвергнут корпус среднего танка «Шерман» М4Е2, также были имитированы обстрелы подводной лодки в виде буксируемой мишени. К маю 1943 года, когда испытания, в целом были завершены, стало очевидным, что клюв-надульник перестает закрываться уже через три-четыре выстрела, а опасность прорыва горячих газов сильно преувеличена и ВВС отказались от этого девайса с сомнительной пользой.
    В мае 1942 года в инициативном порядке Артиллерийского корпуса была начата работа над облегченным вариантом уже чисто авиационной версии 75-мм пушки Т9 (если считать пушку М4 все же двойного назначения, как адаптации танковой М3 для нужд авиации). В проекте Т9 ставилась цель предельно облегчить систему при сохранении баллистических характеристик орудия М4.
    В декабре 1942 года работы по проекту облегченного орудия разделился на два параллельных проекта – собственно Т9, в котором был предусмотрен механизм автоматической загрузки снарядов, и Т13 – более простой с ручной загрузкой. В ноябре 1942 года был выдан заказ на опытное производство 100 комплектов пушки Т9 с механизмом автоматической загрузки Т13 и авиационным станком Т15 для экспериментальной установке на самолеты.
    Характерно, что американцы, проанализировав тактику применения крупнокалиберных авиационных систем, пришли к выводу, что большая отдача орудия все равно не позволит сделать прицельно более одного выстрела, а стало быть автоматическая стрельба будет невостребована, излишне усложняя конструкцию. Практика использования автоматических пушек калибра от 37 мм и выше в других странах привели к таким же результатам. Прицельным был лишь только первый выстрел, который сбивал самолет с курса и для последующего выстрела приходилось вновь выравнивать самолета.
    В марте 1943 года были проведены первые испытания новой 75-мм авиапушки Т9 с механической подачей снарядов Т13. В результате было обнаружено, что система требует доработки в части смещения центра тяжести ближе к дульному срезу. Подобные же изменения потребовались и в «ручной» версии пушки Т13. В результате появились модификации соответственно Т9Е1 и Т13Е1.
    Обширные испытания пушки Т13Е1 проводились на Абердинском полигоне США (Aberdeen Proving Ground). Испытания включали в себя стрельбу снарядами увеличенной мощности, стрельбу при экстремально низких температурах и детонационные испытания. Приемочные испытания на Арсенале Уотертаун показали удовлетворительный результат и пушка Т13Е1 была рекомендована к принятию на вооружение. В марте 1944 года после огневых испытаний с борта штурмовика North American B25H пушка была принята на вооружение, получив стандартный серийный индекс М5 с авиационным станком М9.
    К этому времени 75мм пушка М4 уже год как применялась в войсках с борта среднего бомбардировщика В-25.

    Первый образец орудия М4 в начале 1942 года установили на серийный средний бомбардировщик В-25С-1 (серийный номер 41-13296), сместив пушку влево относительно продольной оси. Справа от орудия разместили боекомплект, насчитывавший 21 выстрел. Пушка М4 устанавливалась на безоткатном лафете М6 под креслом второго пилота. Общая длина ствола составляла 2,78 м, а общая длина всей орудийной установки достигала 3,28 м, поэтому пришлось пожертвовать частью бомбоотсека. Экипаж самолета, получивший обозначение XB-25G, состоял из двух пилотов, стрелка, радиста и штурмана, который одновременно был заряжающим. Лобовой обтекатель самолета обшили дюралевым листом, одновременно укоротив фюзеляж с 16,09 до 15,78 м. Кроме пушки М4 в носовой части фюзеляжа установили два неподвижных пулемета калибра 12,7 мм с боекомплектом по 400 выстрелов на ствол. Пушку и передние пулеметы наводил на цель пилот. Самолет оснастили оптическим прицелом N-3B и бомбо-артиллерийским прицелом А-1. Кроме того, для пристрелки можно было использовать трассы курсовых пулеметов. Когда цель оказывалась под огнем пулеметов, производился спуск орудия. Прицел А-1 использовался для бомбовых атак с небольшой высоты.

    XB-25G совершил первые два пробных полета 22 октября 1942 года. Пилотировал самолет Эд Верджин, а место инженера занимал Пол Брюер. Первые испытания касались работы вспомогательных механизмов и системы зарядки пушки. Летные качества самолета почти не изменились, лишь максимальная скорость упала до 447 км/ч. В пикировании прототип успешно разогнался до 544 км/ч. На следующий день над Тихим океаном Верджин, Брюер и разработчик орудия - Квинн провели пробные стрельбы снарядами с уменьшенным до 50% и 75% от нормы метательным зарядом. В момент выстрела ощущался заметный толчок, но он не превышал допустимых пределов. Дыма почти не было, и видимость мгновенно восстанавливалась. 31 октября XB-25G перелетел в Канзас-Сити, где на нем установили бомбодержатели для 3000 фунтов (1362 кг) бомб, после чего машина вернулась в Инглвуд. После десяти часов испытаний 22 октября 1942 года XB-26G перелетел на базу Эглин-Филд (Флорида), где дальнейшие испытания проводились уже под эгидой USAAC.
    Испытания завершились успешно. Почти тут же был подписан контракт на постройку 400 штук В-25G.
    Первыми переделке подверглись пять В-25С и 58 В-25С-20 и С-25. Было установлено дополнительное бронирование вокруг места заряжающего. Броня также прикрывала боекомплект 75-мм пушки и носовую часть фюзеляжа. Левая часть лобового стекла была частично закрыта листом дюраля, на котором монтировался пушечный прицел. Первые B-25G военные получили в мае 1943 года. Целиком заказ выполнили в августе 1943 года. В Инглвуде построили 400 самолетов в трех сериях: G-1, G-5 и G-10.
    В мае 1944 года Объединенный Комитет по аэронавтике, рассматривая оснащенный пушкой М4 штурмовик B-25G лишь как временную меру, принял основным вариантом следующую версию машины B-25H, оснащенную облегченной пушкой М5. При этом, орудие рассматривалось как стандартное для оснащения Армии, Флота, а также поставок в страны союзницы, прежде всего в Великобританию. Пушка получила обозначение AN-M5, авиационный станок под нее AN-M9 (стандартный префикс AN – обозначал Army-Navy – то есть, для армии и флота).

    Экспериментальная установка 75-мм пушки М1897 на бомбардировщике Дуглас В-18 "Боло"
    [​IMG]

    Размешение 75-мм пушки AN-M5 на штурмовике В-25Н
    [​IMG]

    Cхема размешения 75-мм пушек. Слева М4 на В-25G, справа М5 на В-25Н
    [​IMG]

    [​IMG]

    75-мм авиапушка AN-M5
    [​IMG]

    Авиапушка М4
    [​IMG]

    Авиапушка М5 с автоматическим крышкой-надульником
    [​IMG]

    75-мм авиапушка М5
    [​IMG]

    Слева пушка М4 с надульником, справа казенная часть пушки М5 на бомбардировщике В-25Н
    [​IMG]

    Ударный механизм пушки М5
    [​IMG]
     
  15. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Авиационные пулеметы «Виккерс» Mk.I – Mk.V

    Часть 1

    На рубеже 19-20 веков английское стрелковое вооружение считалось едва ли не самым передовым, однако уже в годы 1-й Мировой войны в плане новых передовых разработок начал проявляться свойственный англичанам национальной консерватизм. Нельзя, конечно, сказать, что английские винтовки и пулеметы были чем-то принципиально хуже французских, немецких или американских, но в части созидания чего-то принципиально нового, революционного, англичане несколько отставали от остальных стран, лишь совершенствуя и доводя до идеала иностранные инновации. В области авиационного стрелкового вооружения этот тезис также не был исключением. Хотя, справедливости ради надо отметить, что в годы 1-й Мировой войны английские оружейники одними из первых опробовали в воздухе пушечное вооружение, разработали большое количество полезной периферии для авиационного вооружения, включая рассыпную пулеметную ленту, гидравлический синхронизатор и оборонительную турель – так называемое «Кольцо Скарффа». Но сами пулеметы, в первую очередь надежный, безотказный Vickers Mk.I, по сути, тот же доработанный «Максим», являлись плодами иностранных разработок.
    В 20-е и 30-е годы монополистом в области пулеметного вооружения стал концерн «Vickers-Armstrong», совершенствуя удачные конструкции начала века. А как свойственно любой монополии, с течением времени наступил застой, вызванный самоуспокоением. В результате, в области стрелково-пушечного авиационного вооружения англичане просто прозевали революцию в авиации, когда во второй половине 30-х годов они внезапно осознали, что пулеметы винтовочного калибра системы «Vickers» просто потеряли всякий смысл. Быстро разработать более эффективные системы вооружения англичане уже не успели. Единственная новая разработка - пулемет «Vickers GO» или «Класс К», устарел не успев родиться. Попытки создания крупнокалиберных пулеметов для RAF на базе все той же отработанной конструкции «Vickers» начала века, не привели к удовлетворительным результатам. К созданию автоматических пушек собственной конструкции англичане перед 2-й Мировой войной даже не приступали. Итогом всего вышеописанного явилось то, что к сентябрю 1939 года английская авиация подошла бы практически безоружной, если бы не озаботилась лицензионными закупками. И в боях Битвы за Британию английские самолеты приняли участие почти на 100% вооруженные заокеанскими Браунингами, к которым позднее добавились французские пушки Испано.

    Ранняя история пулеметов «Vickers» калибра .303”

    В самом начале 20-го века британская корпорация Vickers, выкупила патенты американского инженера Хайрэма Максима, и доведя до ума базовую конструкцию пулемета Максима, взялась за ее совершенствование. В результате работы инженеров фирмы Vickers в 1911 году Британская армия приняла на вооружение пулемет Vickers Mk.I калибра .303. Его основным визуальным отличием от "оригинальных" пулеметов Максима стала меньшая высота ствольной коробки, и как следствие, меньший вес оружия. Достигнуто это было путем изменения направления «складывания» коленчатой пары, запирающей затвор – в новых Виккерсах она складывалась вверх, а не вниз. Пулемет получил еще несколько мелких улучшений, и в таком виде ухитрился поставить один из рекордов долгожительства, оставаясь на вооружении армии Великобритании вплоть до середины 1960х годов, то есть более полувека, когда ему на смену пришел единый пулемет L7GPMG (FN MAG).


    Пулемет Vickers Mk.I это автоматическое оружие с водяным охлаждением ствола. Автоматика пулемета использует отдачу ствола при его коротком ходе. Для зенитных и авиационных вариантов пулемета иногда использовался специальный надульник – ускоритель отката ствола, использовавший давление пороховых газов на дульный срез ствола для повышения энергии отката, тем самым увеличивая темп стрельбы. Запирание ствола осуществляется коленчатой парой рычагов, располагающихся между затвором и жестко соединенной со стволом ствольной коробкой. Пулемет допускал ведение только автоматического огня. Стрельба велась с закрытого затвора. Питание патронами осуществляется из холщовой ленты, подаваемой только с правой стороны оружия.
    В первые месяцы 1916 года британские ВВС предприняли первую попытку адаптировать для использования в авиации стандартный армейский пулемет Vickers Mk.I . До сих пор самолеты в большинстве случаев являлись лишь летающими платформами, оружие, установленное на которых управлялось с помощью отдельного члена экипажа. Винт самолета являлся непреодолимым барьером для установки оружия для стрельбы строго по курсу. Эту проблему пытался решить знаменитый французский летчик-ас Ролан Гаррос (Roland Garros), установив пулемет на станине, выше плоскости винта. Однако данная установка позволяла вести огонь лишь стоя, отвлекая пилота от управлением самолетом. Существовало также решение установки пулемета на верхнем крыле истребителей бипланов того времени с дистанционным тросовым спусковым устройством. Однако, и в этом случае для перезарядки пулемета пилот должен был встать в кабине самолета, что было и неудобно, и небезопасно.
    Позднее было разработано устройство Фостера, позволявшее для перезарядки подтянуть пулемет вниз, что, кстати, позволяло вести огонь из пулемета не только строго вперед. Некоторые смельчаки рисковали стрелять из пулемета прямо сквозь диск винта, надеясь, что пара пулевых отверстий в лопастях деревянного винта ему особо не повредит. Анализ, проведенный в конце 1914, показал, что только 2 процента выпущенных пуль попадало в лопасти винта, что было относительно безопасно для прочности лопастей. В результате было принято решение, один пулемет установить прямо напротив диска винта для использования его в чрезвычайной ситуации. Однако, практика показала, что каждый пилот считал любое соприкосновение с самолетом противника чрезвычайной ситуацией и использовал этот пулемет в любом случае. Это, соответственно, привело к закономерному результату многочисленных аварий и катастроф, когда английские летчики сами отстреливали себе лопасти винтов. В 1915 году французы предложили устанавливать пулемет перед кабиной, а лопасти винта оснащать стальными дефлекторами, защищавшими винт от сквозного прострела. Но все это являлось лишь полумерами, и таким образом, на ранней стадии войны от пулеметов, устанавливаемых на самолетах, было мало пользы, и применение их в воздушных схватках 1914 года было весьма ограниченным.
    С самого начала войны проводились интенсивные работы связанные с адаптацией пулемета Vickers для использования на самолетах. В первую очередь были предприняты попытки снижения массы пулемета, весившего 18 с лишним килограммов. Прежде всего избавились от массивной ёмкости водяного охлаждения, заменив его на оребренный радиатор воздушного, прикрытый легким перфорированным кожухом, что сразу же уменьшило массу пулемета с 13.6 кг (а с учетом воды в радиаторе 18.2 кг) до 11.4 кг. Также была проведена модернизация подачи ленты, что было самым радикальным изменением. Теперь ленту можно было подавать как с правой, так и с левой стороны, что позволяло устанавливать два пулемета рядом друг с другом. Кроме того, была добавлена ручка, регулирующая натяжение возвратной пружины. Этот вариант пулемета, получивший обозначение Vickers Mk.II, ограниченно использовался в британской авиации в конце 1-й мировой войны.
    Одним из самых важных усовершенствований пулемета Vickers было изобретение надульного ускорителя стрельбы, представлявшего собой установленную на дульный срез чашку с отверстием под проход пули. Пуля покидая ствол, проходила сквозь чашку, а пороховые газы мгновенно расширяясь в этой чашке, воздействуют на срез ствола и отбрасывали его назад, увеличивая темп стрельбы. При этом приходилось усиливать буфер, для гашения чересчур мощной отдачи. Авторство изобретения дульного ускорителя до сих пор оспаривается, поскольку аналогичные устройство практически одновременно были сконструированы лейтенант-коммандором британского военно-морского флота Джорджем Хэйзелтоном (George Hazelton) и лейтенантом российского Императорского флота Виктором Васильевичем Дибовским.
    Применение дульных ускорителей позволяло поднять практическую скорострельность с 540 выстр/мин до 1000.
    Однако, несмотря на отличные данные пулеметов Виккерса, на первых порах английские летчики предпочитали более удобный «Lewis» с легкосменным дисковым магазином, конструкции полковника американской армии Айзека Льюиса (Isaak N. Lewis).

    Пулеметы Vickers .303” в межвоенный период.

    Как уже упоминалось выше, в начальный период 1-й мировой войны использование стреляющих строго по курсу пулеметов в авиации стран Антанты представлялось делом довольно сложным.
    Немцы, которые первыми применили синхронизатор, разработанный еще до войны, получили реальное преимущество.
    Система синхронизации огня пулемета с частотой вращения винта, в конечном счете, сводилась к серии одиночных выстрелов, значительно снижая темп стрельбы, варьируемый в зависимости от частоты вращения винта. Для обеспечения этого, каждый выстрел пулемета должен был быть произведен строго в определенное время. Но, увы, столь популярный в Англии пулемет «Lewis» был на это не способен. Конструкция пулемета работала на принципе свободного затвора, когда элементы его конструкции никак не связаны с неподвижным стволом. Движение затвора происходит только за счет энергии газов, поэтому каждый раз при поступлении сигнала от синхронизатора о начале стрельбы затвор должен пройти довольно длинный цикл: двигаясь вперед, захватить патрон из магазина, дослать его в казенник, произвести выстрел и обратным движением выбросить гильзу. За это время лопасть винта успевала миновать ствол пулемета. Несмотря на многочисленные попытки изменения конструкции пулемета «Lewis», надежно отладить его работу в паре с синхронизатором так и не удалось.
    Принцип же работы пулемета «Vickers» был основан на автоматике с отдачей ствола (короткий ход). По мере выстрела пороховые газы отправляют ствол назад, тем самым начинает работать механизм перезарядки — он извлекает из матерчатой патронной ленты патрон, досылает его в казённик и при этом одновременно взводит затвор. После произведения выстрела операция повторяется заново, то есть патрон перед каждым выстрелом находится уже в казеннике ствола. Эта схема идеально подходила для синхронизации. Кроме того, пулемет имел схему питания боеприпасами из ленты ёмкостью в 250 патронов, таким образом, пилот освобождался от проблем с заменой магазинов в полете.
    Попытки создания авиационного синхронизатора предпринимались многими инженерами стран Антанты, но в основном это были механические устройства, кинематически связанные с валом двигателя посредством набора рычагов и тяг. Такие устройства требовали большой точности изготовления и постоянной регулировки. К тому же слишком часто выходили из строя в процессе эксплуатации в боевых условиях.

    Революцию в этом направлении совершил румынский инженер Георгий Константинеско (George Constantinesco), живший в Лондоне. Он первым отбросил идею механического привода синхронизатора, применив гидравлику. Суть идеи сводилась к передаче импульса от вала двигателя на поршень масляного гидроцилиндра, который, в то же время, был связан с шепталом пулемета. Каждый раз, когда лопасть винта подходила к определенному положению, поршень воздействовал на шептало пулемета, прерывая огонь, и возобновляя его, как только лопасть миновала зону стрельбы.
    Таким образом, в один момент все механические синхронизаторы мгновенно устарели. В августе 1916 года самолеты BE2C оснащенные синхронизаторами Константинеско успешно прошли испытания. А в марте 1917 первые эскадрильи бомбардировщиков DH-4 уже участвовали в боях. До конца войны около 26 тыс . британских самолетов было оснащена ими. Таким образом, с лета 1917 года стандартным синхронным наступательным вооружением самолетов RFС стали пулеметы «Vickers» моделей Mk.I, а с начала 1917 года и облегченный Mk.II с воздушным охлаждением вместо водяного. Пулемет Vickers Mk.II в качестве неподвижного наступательного вооружения к концу войны практически вытеснил все остальные модели пулеметов, находившиеся на вооружении британской авиации.

    Так, поступивший в войска в 1917 году «Vickers» Mk.II, стал стандартным наступательным оружием для самолетов британских армии и флота. К 20-м годам ему на смену пришел несколько модернизированный сначала «Vickers» Mk.III, в котором комплектация дульными ускорителями стала стандартом, а затем «Vickers» Mk.V. с двухсторонней подачей ленты. В качестве наступательного оружия он находился на вооружении истребителей и бомбардировщиков RFC, а позже RAF до конца 30-х годов и застал начало 2-й мировой войны на устаревших самолетах «второй линии», таких как Hawker «Fury»; Gloster «Gladiator» и семействе многоцелевых бипланов фирмы Hawker «Audax»/»Hart»/»Demon»/«Hardy»/«Hind», коих было немало на вооружении британских колониальных войск, разбросанных по всем континентам. Пулеметы «Vickers» Mk.II, Mk.III и Mk.V, имевшие также общее экспортное наименование «Vickers Class E», в 20 - 30-е годы были основным синхронным наступательным вооружением в Великобритании, доминионах, а также во многих других странах, куда продавались или строились по лицензии. Но пулеметы «Lewis», по-прежнему предпочитали стрелки турельных установок.

    В начале 20-х годов конструкция «Vickers» претерпела некоторые изменения для использования стрелками бомбардировщиков, главным образом для экспортных поставок.
    Конструкция автоматики пулемета не изменилась, но были введены две ручки и спусковая скоба. За базу была взята промежуточная модель «Vickers» Mk.III. Ленточную подачу патронов заменили на дисковый магазин на 97 патронов. Пулемет, собственно, не предполагался для вооружения английской авиации, будучи разработан по польскому заказу. Версия, получила экспортное обозначение «Vickers Class F». Но оказалась достаточно удачной и была принята на вооружение RAF, на короткий период став основой оборонительного вооружения стрелков турельных и шкворневых установок, однако до начала 2-й мировой так и не вытеснила полностью пулеметы «Lewis» из частей RAF.

    Помимо Англии пулеметы Class E и F состояли на вооружении большого количества стран. В Нидерандах, Польше и Чехословакии в 20 годах эти пулеметы были переделаны под патрон 7,92x57. Чехи выпускали глубокую модификацию пулемета под обозначением CZ vz.30 в турельном исполнении с дисковым магазином на 50 патронов и синхронном с ленточным питанием на 250 и 450 патронов. На заводе Ceskoslovenská zbrojovka Brno было выпущено около 4.5 тыс. пулеметов обеих версий. Этот тип пулемета состоял на вооружении всей чешской авиации второй половины 30-х. Доставшиеся в наследство немцам, они были переименованы в MG 30(t) и использованы новыми хозяевами Чехословакии в годы 2-й Мировой войны.
    Виккерс Мk.I
    [​IMG]

    Виккерс Мk.II
    [​IMG]

    Виккерс Мk.III
    [​IMG]

    Виккерс Мk.V
    [​IMG]

    Виккерс-F
    [​IMG]

    Виккерс-F
    [​IMG]

    Виккерс-F на кольцевой турели Скарффа
    [​IMG]

    Синхронные пулеметы Виккерс Мk.I
    [​IMG]

    Чехословацкий Виккерс VS.30
    [​IMG]

    Добавлено спустя 3 минуты 14 секунд:

    Авиационные пулеметы «Виккерс» Mk.I – Mk.V

    Часть 2

    Отдельного упоминания заслуживают японские версии авиационных пулеметов Виккерс. Японская как армейская, так и морская авиация практически с момента своего появления в качестве вооружения использовала пулеметы Виккерс различных модификаций. Надежные, отработанные и неприхотливые они в больших количествах закупались в Великобритании вплоть до конца 20-х годов, когда японские армейские чины не озаботились закупкой лицензии на производство пулемета. Были приобретены лицензии на серийное производство двух типов: «Vickers» Class E – фиксированного варианта с ленточной подачей и «Vickers» Class F – варианта для подвижных установок с дисковым магазином. Class E планировалось производить практически без каких либо изменений под обозначением «Тип BI». Единственным отличием от английского варианта стал переход с достаточно архаичного английского патрона с фланцем закраиной «0.303 British» 7,7×56R на отечественный армейский патрон «Арисака» 7,7×58SR со стандартной рассыпной металлической лентой. С 1930 года пулемет «Тип ВI» выпускался на армейских арсеналах в Токио, Кокура и Нагоя как «Тип 89 фиксированный» или Тип 89 модель 2, претерпев несколько модификаций. Пулемет «Тип 89 модель 2» стал основой наступательного вооружения японской армейской авиации на ближайшие 13 лет, применяясь практически на всех армейских самолетах 30-х годов.

    Турельный «Vickers» Class F прежде чем был принят на вооружение претерпел значительные конструктивные изменения, развившись в самостоятельную конструкцию, в которой от Виккерса мало что осталось. Созданные на его основе пулеметы Те-4 и спаренный «Тип 89», таким образом, несколько выходят за рамки данной статьи, заслуживая отдельного упоминания. Однако же арсенал армейской авиации Японской Империи пополнился все же еще одним Виккерсом. «Тип 89 фиксированный» был адаптирован для подвижных установок и получил обозначение Те-1 (от японского «teppou» - мушкет). Некоторое количество пулеметов Те-1 было выпущено в варианте с дисковым магазином на 69 патронов и измененной пистолетной рукояткой с широкой скобой. Впрочем, особого распространения в японской армейской авиации пулемет Те-1 не получил. Единственным самолетом японской армии, где пулемет Те-1 использовался в качестве стандарта был бомбардировщик Ki-21, где этот тип пулемета располагался в дистанционной установке в хвостовом конусе.

    Японская морская авиация, традиционно, абстрагировавшись от армейских коллег, долгое время довольствовалось покупными Виккерсами. Только в 1937 году озаботившись лицензией на выпуск фиксированной модели «Vickers» Class E, которая под обозначением Тип 97 выпускалась на фирме «Нихон Сейкоуджо», а также на Арсеналах флота в Йокосука и Судзука практически до конца 2-й Мировой войны. В отличие от армейских коллег моряки не стали адаптировать английский пулемет под свои патроны, используя английские же лицензионные «0.303 British» 7,7×56R. Японский морской Виккерс – Тип 97 стал основным наступательным вооружением японских морских истребителей и бомбардировщиков в конце 30-х годов, оставаясь на вооружении до конца войны.

    Устройство и принцип действия пулеметов «Vickers» 10-30-х годов

    Автоматика пулемета работала по принципу отдачи ствола с коротким ходом. Охлаждение воздушное, масса пулемета 11,4 - 11,8 кг. Темп стрельбы меняется в зависимости от диаметра отверстия в чашке дульного ускорителя и мощности буферных ускорительных пружин. Нормальный темп - 540 выстрелов в минуту. Темп с одним ускорителем - 750 выстрелов в минуту, с двумя - 960. Обычно пулемет применяется лишь с одним ускорителем, так как темп в 960 выстрелов пулемет долго выдержать не мог. Начальная скорость пули 775 м/сек.
    Подвижная система пулемета состоит из ствола, рамы, шатуна с мотылем и замка. В момент выстрела газы через гильзу давят на замок, но отбросить его не могут, так как мотыль с шатуном упираются в выступы рамы и образуют тупой угол. Отдача передается на ось мотыля, и подвижная система отходит назад. При вылете пули газы дополнительно давят на дульный срез ствола и ускоряют отход подвижной системы назад. При отходе назад подвижная система растягивает возвратную пружину, наматывая цепочку на барабан. Рукоятка набегает на ролик и поворачивается вместе с осью мотыля. Мотыль опускается и тянет шатун. Замок, не удерживаемый шатуном, отходит от ствола, извлекая из приемника патрон, а из патронника гильзу. Ствол вместе со ствольной рамой, дойдя до своего крайнего заднего положения, возвращается под действием пружины в первоначальное положение, но замок по инерции продолжает еще двигаться назад, растягивая возвратную пружину. При ударе короткого плеча рукоятки о ролик возвратная пружина посылает замок в переднее положение. Личинка замка досылает новый патрон в патронник, который освобождается от стреляной гильзы, посылая ее в выводное окно, и своими лапками захватывает очередной патрон в продольном окне приемника. Замок вместе с рычажной системой плотно запирает патронник для производства очередного выстрела. При движении рамы вперед приходят в действие рычаг и ползун приемника, передвигающие ленту для подачи очередного патрона к продольному окну.
    Матерчатые пулеметные ленты, используемые в пулеметах «Vickers» в годы 1-й мировой войны имели тот недостаток, что пустая лента, выходящая из пулемета, развевалась на ветру, в зимнее время намокала и замерзала. В 1917 году французский гражданский инженер Уильям де Кёрси Придо (William de Courcey Prideaux), который в то время проживал в Великобритании, предложил холщовую патронную ленту заменить на металлическую с распадающимися звеньями, где каждое звено ее соединялось с последующим очередным патроном. Прелесть такой системы боепитания заключалась в том, что все пулеметы «Vickers» могли быть модифицированы путем изменения двух небольших частей в лентоприемнике. Сразу по окончании войны эта система боепитания была принята на вооружение в Великобритании, а оттуда перекочевала во все страны, являясь неотъемлимой частью практически всех систем автоматического оружия от винтовочного калибра до 40-мм автоматов «Бофорс».

    Оценить общее количество выпущенных пулеметов Vickers винтовочного калибра с высокой точностью довольно сложно. Только пехотных вариантов с 1913 по 1947 год было выпущено в Великобритании и Австралии около 150 тыс. штук. По субподрядным контрактам пулеметы в годы 1-й и 2-й мировых войнах выпускались также в США и Канаде. По лицензии «Vickers» выпускался в Японии. Так что общее количество выпущенных пулеметов «Vickers» всех версий винтовочного калибра (не считая более позднего «Vickers-GO») можно оценить не менее, чем в полмиллиона экземпляров.
    Английские авиационные боеприпасы «.303 British» (7.7x56 Rimmed)

    С момента появления пулеметного вооружения на самолетах весьма остро встал вопрос о качестве патронов. Пехотинец всегда мог выбросить некачественный патрон, в воздухе же это представляло изрядную проблему, от которой зависела жизнь пилота. В попытке решить эту проблему, в 1917 году англичане ввели на линиях, производящих боеприпасы систему маркировок винтовочных патронов 0,303". Так, "Зеленая маркировка" (или "Зеленый Крест") означала, что боеприпасы специально предназначены для синхронных пулеметов истребителей. Они отбирались на стандартных производственных линиях поштучно из партий, выполненных по более жестким допускам. Начинание оказалось успешным и в 1918 году на оружейных заводах начали создаваться новые линии для производства боеприпасов для королевской авиации. Боеприпасы, отмеченные "Красной маркировкой" маркировались на патронных ящиках "Special for RAF, Red Label", то есть специально для Королевских Воздушных сил.
    Второй задачей, вставшей перед RAF, была необходимость снаряжать патроны специальными пулями, что первоначально было вызвано необходимостью борьбы с наполненными водородом немецкими Цепеллинами, малочувствительными к обычным пулевым прострелам.
    Было предпринято несколько попыток разработки пуль, наполненными различными взрывчатыми и/или зажигательными составами. Вначале была проведена работа по боеприпасам большего калибра, но вскоре английская промышленность вплотную занялась и стандартными патронами калибра 0,303". Некоторые типы зажигательных боеприпасов, таких как «Букингемский» патрон, в пулях которого содержалась смесь фосфора и алюминиевой пудры, воспламенялись сразу после выхода из ствола и горели, оставляя характерный дымный след весь полет к цели. Другие воспламенялись при ударе. Ярким представителем этого боеприпаса был так называемый «Померой» (Pomeroy) или «PSA», с разрывной пулей, начиненной нитроглицерином, недостатком которой была чрезвычайная взрывоопасность, пули Брока (Brock), начинялись хлоратом калия, а «RTS» - «Ричард Трелфол и сыновья» (Richard Threlfall and Sons) начинялись нитроглицерином и фосфором, обладали как зажигательными, так и разрывными свойствами и именовались фугасно-зажигательными (аббревиатура HEI – high explosive-incendiary). Представленные на фотографии британские авиационные патроны времен 1-й мировой войны в разрезе характерны зарядом выстрела. Первые три патрона снаряжались кордитом в виде экструдированных шнуров, последний, патрон Трелфола снаряжался нитроглицериновым порошком. Использование этих пуль изначально было довольно опасным, так как в ранних версиях они имели репутацию преждевременной детонации, а также требовали особых мер безопасности для их хранения и использования. Эти пули были сначала зарезервированы для обороны метрополии, частично потому что они были необходимы для борьбы с немецкими дирижаблями в ходе их налетов на английские города. А отчасти из-за опасений незаконности их применения – разрывные и зажигательные боеприпасы были запрещены международным соглашением как бесчеловечные. Тем не менее, они были использованы обеими воюющими сторонами, и после войны было признано, что они были приемлемы, поскольку были предназначены для использования против самолетов, а не людей.

    Несовершенство первых авиационных прицелов послужило причиной появления трассирующих пуль, очень полезных для корректировки стрельбы по движущимся целям. Пули снаряжались горючей смесью, которая воспламенялась в момент покидания пулей ствола и горела в течение полета к цели. Смесь состояла из оксида бария, очень сильного окислителя, в сочетании с порошкообразным магнием, веществом, которое горит хорошо видимым пламенем. Трассирующие боеприпасы не только позволяли пилоту или стрелку корректировать стрельбу, но и во многих случаях, являлись зажигательными, особенно в борьбе с наполненными водородом немецкими дирижаблями.
    К началу 2-й мировой войны в Великобритании была проведена немалая работа по разработке и модернизации стандартных авиационных боеприпасов калибра 0,303 дюйма. Бронебойные пули со стальным сердечником и «Букингемский» патрон с зажигательно-трассирующей пулей (обозначаемые B. Mk.IV) базировались на старых конструкциях, но были и новые боеприпасы. Например, зажигательные B. Mk.VI, разработанные майором Диксоном (Dixon), на основе бельгийской конструкции Де Вильде (De Wilde). В ходе испытаний новых патронов, B. Mk VI показал себя на 20% более эффективным, чем «Букингемский» патрон или немецкий 7,92 мм в части вероятности воспламенения топливного бака самолета противника. Были также отмечены дополнительные плюсы. Как то, хорошо заметные вспышки при попадании, что могло быть удобным для пилота истребителя для фиксации поражения цели. Впоследствии, американцы приняли на вооружение конструкцию патронов Диксона и запустили в производство в упрощенном виде для своих зажигательных боеприпасов калибра 0,30 и 0,50 дюйма, а англичане в свою очередь скопировали упрощенную американскую версию, как B. Mk VII.

    В отличие от практики в военно-воздушных силах других стран, когда при снаряжении пулеметов использовались смешанные боекомплекты разных типов боеприпасов, RAF предпочитали заряжать 7.7-мм пулеметы истребителей только одним типом боеприпасов. Патроны Диксона был впервые применены в июне 1940 года и были сначала в дефиците, Первоначально в истребителях «Hurricane» и «Spitfire» один пулемет заряжался зажигательными патронами Диксона, два - зажигательными «Букингемскими», два бронебойными и три – обычными, с оболочечными свинцовыми пулями. К 1942 году стандартная загрузка 7.7-мм пулеметов истребителей стала состоять из равного количества пулеметов, снаряженных бронебойными и зажигательными патронами.

    Основные модификации авиационных пулеметов Виккерс:

    Vickers Mk.I Первая модификация с водяным охлаждением. Выпускался с 1912 года калибра 7.7 мм; 8 мм; 7.92 мм;
    Vickers Mk.II Авиационная облегченная версия с кожухом воздушного охлаждения для установки с синхронизатором. Выпускалась с 1917 года в нескольких субмодификациях.

    Vickers Mk.III Улучшенная версия предыдущей модели, оснащенная дульным ускорителем и зарядной ручкой с правой стороны

    Vickers Mk.V Версия Mk.III с двухсторонней подачей ленты

    Vickers Class E Экспортное обозначение версий синхронного пулемета Mk.II; III; V

    Vickers Class F Турельная версия пулемета с дисковым магазином на 97 патронов.

    Ceska-Zbrojovka CZ vz.30 или MG 30(t) Чешская лицензионная версия на основе Vickers Class E под немецкий патрон Маузера 7.92х57 мм. Выпускалась с ленточным питанием и дисковым магазином на 50 патронов

    Тип BI Японская лицензионная версия Vickers Class E для армейской авиации

    Тип 89 модель 2 Японская армейская версия предыдущего типа под патрон «Арисака» 7,7×58SR

    Те-1 Японская армейская версия Тип 89 Модель 2 для турельных установок. Комплектовалась как ленточной двухсторонней подачей, так и дисковым магазином на 69 патронов

    Тип 97 Японская версия для морской авиации под английский патрон 0.303” British 7.7х56R

    Британские авиационные патроны: слева направо - зажигательный Брока; разрывные Помероя, версий PSA Mk I HE и PSA Mk II HE; разрывной Трефола RTS Mk II HEI
    [​IMG]

    [​IMG]

    Японский армейский пулемет Те-1 в хвостовом конусе бомбардировщика Ки-21
    [​IMG]

    Японский армейский Тип 89 модель 2
    [​IMG]

    Японский флотский Тип 97
    [​IMG]

    Британские авиационные патроны калибра 0,303 в разрезе: слева направо - трассирующий, бронебойный и B Mk VI зажигательные (Dixon / De Wilde)
    [​IMG]
     
  16. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    ... об отстреле A-10/GAU-8 по реальным Т-62.

    "This report describes firings of the A-10/GAU-8 weapon system against individual combat loaded Soviet main battle tanks. The pilots making the firing passes attacked at low altitude and corresponding low dive angles simulating movement through a hostile air defense system. Ammunition used in the attacks comprised 30mm armor piercing incendiary rounds, which proved to be effective damage agents against substantial areas of the Soviet T-62 tanks used as targets. The pilots in six successful firing passes (one additional pass resulted in a miss) scored 95 impacts on target, which included 17 perforations through the armored envelope. The six tanks which were impacted received damage physically assessed as ranging from catastrophic in the case of two combat vehicles to negligible in the case of one tank attacked directly from the front."

    Полигон, нормальные условия, известное расположение неподвижных целей и полное отсутствие противодействия...
    [​IMG]
     
  17. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    1933 год в Германии ознаменовал собой не только приход к власти нацистов, но и начало активного развития военной авиации, существование которой в Германии было запрещено решением Версальского договора. Правда, на первых порах пришедшие к власти нацисты еще пытались прятать военные разработки за нейтральной терминологией. Так объявленный в 1933 году конкурс на первый немецкий истребитель именовал будущую боевую машину завуалированно, как разработку машины нового класса «Fortgeschrittenenschulflugzeuges und leichten Heimatschutzjägers», что дословно можно перевести как «самолет повышенной летной подготовки и легкий истребитель для защиты дома». Таким образом, в мозгах иностранных наблюдателей рисовался некий полубоевой «недоистребитель», не способный составить конкуренцию современным ему образцам военной техники. В реалии появившийся в результате Focke Wulf Fw.56 «Stösser» - изящный моноплан-парасоль, обладая почти втрое менее мощным двигателем, почти не уступал современным ему иностранным истребителям-бипланам. Вооружение его было стандартным для истребителей того времени и состояло из пары синхронных пулеметов MG.17 винтовочного калибра.

    В следующем поколении немецких истребителей – выпускаемых практически параллельно классических бипланов Arado Ar.68 и Heinkel He.51, «маскировку» практически отбросили. Сейчас уже мало кто вспоминает о том, что на момент проектирования этих машин вооружение их предполагалось двух вариантов. Первый, который и был реализован в серийных машинах, повторял общемировую практику – пара 7.92-мм пулеметов MG.17. Но был еще и второй вариант, который предусматривал установку в развале цилиндров двигателя 20-мм моторпушки с 200 патронами. Если бы этот вариант был реализован, немцы бы еще на раннем этапе развития своей истребительной авиации получили бы исключительно мощные машины.

    К сожалению для нацистов, немецкие наработки времен 1-й Мировой войны в части пушечного вооружения были уничтожены союзниками по Антанте вскоре после окончания войны. А, надо сказать, наработки были не малые и достаточно передовые. Одной из самых передовых являлась разработка Габриэля Сакача серии 19-мм авиапушек. Другим проектом была 20-мм пушка Беккера, на момент 30-х годов превратившаяся в бренд Эрликона. Несколько 20-мм автоматических пушек были разработаны директором Дюссельдорфского предприятия концерна Rheinmetall-Borsig Генрихом Эрхардтом.

    К началу 30-х годов немцам удалось в тайне от стран Антанты в Швейцарии создать формально независимую компанию «Солотурн» (Waffenfabrik Solothurn A. G), контрольный пакет акций которой, однако, принадлежал немецкому концерну «Рейнметалл Борзиг». Собственно, целью создание фирмы «Солотурн» и было развитие автоматических малокалиберных пушечных систем в обход ограничений Версальского договора. Одним из направлений развития фирмы являлось создание универсального автомата, способного конкурировать с пушками Эрликон и, одинаково хорошо приспособленного для функций скорострельной зенитки, танковой и противотанковой системы. Итогом развития этого направления, возглавляемого немецкими инженерами Фрицем Херлахом и Теодором Ракулой, стали несколько вариантов 20-мм пушки, получившие общее обозначение Solothurn Моdel ST-5. Наибольшее развитие получил вариант S5-200, под новый мощный патрон 20х138В. Орудие, работавшее на основе короткого отката ствола, получилось достаточно мощным, использовавшим в разных модификациях несколько типов различных патронов, но чудовищно тяжелым, к тому же, практическая скорострельность его не превышала 250 - 350 выстр/мин. Сейчас, учитывая послезнание, уже очевидно, что оптимальным применением пушки ST-5 являлось зенитное исполнение, как и получилось в реальной истории. ST-5 стало основным зенитным автоматом Германии в годы 2-й Мировой войны, выпускаясь под обозначением 2,0 cm FlaK 30 для Вермахта и С/30 – для Кригсмарине. Выпускался также танковый вариант S5-200 под обозначением KwK.30. На базе ST-5 были созданы несколько типов автоматических и полуавтоматических противотанковых ружей серии S18.

    Еще одним направлением, развившимся с приходом к власти нацистов, была разработка на базе S5-200 авиационной системы, получившей обозначение ST-11. Эта автоматическая пушка, по сути, являлась лишь модификацией зенитки. Разработкой ее уже занималась материнская компания Rheinmetall-Borsig, в результате швейцарское обозначение было изменено на немецкое MG C/30L. Именно это оружие и планировалось установить на новые истребители Люфтваффе. Правда пушка сохранила основные недостатки прототипа – непомерную, рекордную для 20-мм систем массу в 64 кг, низкую скорострельность 350 выстр/мин и чрезмерную мощность патрона 20х138В. Тем не менее, развитие этой системы вполне вписывалось в концепцию истребительной авиации Люфтваффе, находящимся под влиянием модной в то время доктрины генерала Дуэ. Большая мощность была необходима для борьбы с тяжелыми бомбардировщиками потенциального противника с дистанций, недоступных для оборонительных пулеметов которых.

    Пушку MG C/30L даже успели обкатать в бою, установив в моторе 5-го прототипа нового истребителя Heinkel He-112V5. Этот самолет успел попасть в Испанию, где был благополучно потерян в аварии.

    К тому времени на должность инспектора министерства авиации Германии вступил Эрнст Удет, который выступал ярым последователем концепции маневренного истребительного воздушного боя на малых дистанциях. В эту стратегию малоскорострельная, тяжелая и дальнобойная пушка Solothurn MG C/30L совершенно не вписывалась. В то же время, Удет, будучи достаточно прогрессивным руководителем, вполне отдавал себе отчет в том, что время скорострельных пулеметов винтовочного калибра в авиации подходит к концу, и для вооружения новых истребителей требуется значительно более мощное оружие, нежели стандартные пулеметы MG.17. При этом требовалось легкое и скорострельное оружие с умеренной прицельной дальностью.

    Над таким оружием в Германии одновременно работали фирмы Mauser, реализовав позже свои разработки в бикалиберной системе MG.151 и Rheinmetall-Borsig, идя по пути облегчения своей MG C/30L. Разработки конструктора фирмы доктора Люббе (Lübbe) были реализованы впоследствии в опытных пушках Lb 201, Lb 202 и Lb 204, сохранивших технологическую преемственность с базовой конструкцией Солотурна. Путем укорочения ствола, введения менее мощного патрона и совершенствования автоматики Люббе удалось поднять темп стрельбы. Позднее была выпущена небольшая серия пушек Люббе под обозначением MG.204.

    Но на момент 1936 года это было еще далекое будущее. Чтобы заткнуть брешь по инициативе Удета было заключено лицензионное соглашение со швейцарской фирмой Oerlikon Contraves AG, которая незадолго до того выпустила на рынок три вида автоматических пушек – FFS, FFL и FFF, идентичных конструктивно, но отличавшихся длиной ствола, мощностью патрона и, соответственно, темпом стрельбы и начальной скоростью снаряда. Пушки Эрликон отличалась технологическая простота, и, присущая системам со свободным затвором, малая масса. Немцы высоко оценили потенциал швейцарских пушек, по сути, являвшихся глубокой переработкой ранней немецкой конструкции Беккера. Для лицензионного выпуска была выбрана самая легкая и скорострельная FFF. Для выпуска ее в Германии было выбрано небольшое предприятие Икария (Ikaria Werke Berlin). Немецкий вариант Эрликона, получивший обозначение MG FF был несколько переработан. Штатный швейцарский патрон 20х72RB посчитали слишком слабым. Был разработан чуть более мощный 20х80RB. Для компенсации большей мощности разгонного заряда пришлось на 60 мм увеличить длину ствола, в результате несколько возросла масса пушки. Но характеристики оружия практически не изменились.

    Характерно, что по немецкой классификации конца 30-х – начала 40-х годов все автоматические системы вне зависимости от калибра обозначались MG от Maschinengewehr – пулемет. Это отчасти было связано с запретами Версальского договора, а впоследствии, когда нацисты окончательно отбросили все запреты, некоторой инерцией. Лишь в 1942 году для 30-мм пушек ввели обозначение МК от Maschinenkanone – автоматическая пушка.

    Выпуск пушки MG FF на заводе «Ikaria Werke Berlin» был освоен в 1937 году. Практически одновременно было разработано две модели пушки MG FF ausf А и MG FF ausf В. Первый вариант имел механический спусковой механизм и был ориентирован, в основном, для подвижных турельных установок, MG FF ausf В имел электроспуск и предназначался для фиксированных крыльевых и моторных установок.

    На первых порах питание пушек MG FF осуществлялось из 15-зарядного рожкового магазина M15/FF для подвижных установок и 60-зарядного барабанного магазина Т 60/FF для фиксированных вариантов. Позднее, для турелей бомбардировщиков были разработаны барабанные магазины емкостью 30 патронов - Т 30/FF и 45 патронов Т 45/FF.

    Для новых пушек был разработан большой ассортимент боеприпасов. Согласно немецким руководствам конца 30-х годов существовало, по крайней мере, 15 типов снарядов самого разного назначения от фугасных гранат с трассером и без, до специальных противокорабельных бронебойных, не содержащих взрывчатки.

    Первые опыты по установке пушки MG FF относятся к 1937 году. На экспериментальном истребителе Bf.109 V4 пушку впервые установили в блоке цилиндров двигателя. Но испытания были прекращены из-за недостаточного охлаждения пушки и сильной вибрации. Летом 1937 года испытывался Bf 109 V8 с парой пушек MG FF в консолях крыла. Правда и этот вариант в то время не удалось запустить в серию. Доводка пушечных установок затянулась, и только самолеты серии Е в середине 1938 года получили крыльевые пушки в качестве штатного вооружения. Фирме Хейнкель удалось решить вопрос установки пушек на свой Не 112 В-0 почти на год раньше Мессершмитта. Когда в Испании истребители Messerschmitt Bf 109B и Bf 109С воевали лишь будучи вооруженными четырьмя пулеметами, истребители Heinkel Не 112 В-0 уже имели значительно большую огневую мощь из двух крыльевых пушек MG FF.

    При этом, размещение пушки в крыле истребителей представляло изрядные трудности. Весьма громоздкий барабанный магазин тривиально не помещался в крыле. Разрабатывались несколько вариантов монтажа. Если пушка размещалась в стандартном вертикальном исполнении, пушку приходилось выводить за пределы крыла вниз, закрывая обтекателем, но и в этом случае барабан выступал наружу сверху, и его тоже приходилось закрывать обтекателем сверху. При перевороте пушки на бок барабан выступал и сверху, и снизу. В результате, стандартным серийным исполнением размещения пушки MG FF в крыле Мессершмиттов Bf 109Е стала установка пушки, повернутой под углом примерно на 45 градусов. Выступающий сверху барабан прикрывался обтекателями.

    К началу Второй Мировой войны пушка MG FF уже стала стандартным вооружением немецких истребителей Bf 109Е и двухмоторного Bf 110. Ограниченный выпуск пушки, пока, правда, не позволял использовать их в качестве оборонительного вооружения на турелях бомбардировщиков. Турельные версии пушки начали устанавливать на ряде немецких бомбардировщиков с конца 1941 года. Причем, предназначение пушечных турелей было не столько оборонительное, сколько наступательное, для штурмовки наземных и надводных целей. Пушка MG FF устанавливалась в нижней передней установки бомбардировщиков Focke-Wulf FW.200C, Heinkel He.111H6, на некоторых субмодификациях Junkers Ju.88 и Dornier Do.217 пушка размещалась в передней кабине штурмана. Такие пушечные установки оказались очень полезными для атак союзных морских конвоев в Атлантике и Средиземноморье.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    В ходе битвы за Британию мощь пушечного вооружения истребителей Люфтваффе резко контрастировала с пулеметными батареями английских истребителей. Но, в то же время, проявились и очевидные недостатки пушки MG FF – относительно низкая скорострельность и малая начальная скорость снаряда, предопределявшие предельную прицельную дальность ведения огня до 400 метров, то есть практически не имеющую преимущества перед пулеметами.

    Столкнувшись с проблемой борьбы с весьма прочными и живучими британскими дальними бомбардировщиками «Уитли» и «Веллингтон» периодически совершавших рейды в тылы Германии, немцы ощутили еще один недостаток пушки. Штатные 117-граммовые фугасно-трассирующие снаряды, содержащие лишь 3.7 грамм взрывчатки пентрита (ТЭН), оказались слишком слабыми для того, чтоб нанести фатальные повреждения бомбардировщику с одного захода. Грядущее появление над Германией еще более мощных и защищенных четырехмоторных бомбовозов еще более обостряло проблему.

    Решение задачи в кратчайшие сроки было выполнено специалистами Института баллистики Технической Академии Люфтваффе (Ballistisches Institut der Technischen Akademie der Luftwaffe) на основе исследований Губерта Шардина. В результате к концу 1940 года был разработан принципиально новый сверхмощный фугасный снаряд «Minengeschoss» или «М-geschoss» - дословно – «снаряд-мина». В основу действия нового боеприпаса был положен новый принцип поражения элементов конструкции самолета импульсом давления во фронте ударной волны взрыва, а не осколками корпуса снаряда, как это было распространено в других фугасных малокалиберных снарядах.

    Тонкостенный корпус снаряда выполнялся методом глубокой вытяжки из легированной стали, упрочненный ТВЧ, что позволило увеличить массовую долю разрывного заряда (наполнение) до 20 % по сравнению с 3 - 4 % у старых фугасных снарядов пушки.

    Также была применена новая взрывчатка, пентрит-А, по мощности в 1.7 раза превосходящая тротил. Позднее пентрит был заменен еще более мощной взрывчаткой HA 41, на основе гексогена с алюминиевой пудрой и пластификатором. Данная взрывчатка характеризовалась повышенным фугасным и зажигательным действием. Новые облегченные взрыватели замедленного действия обеспечивали возможность разрыва снаряда внутри конструкции самолета, нанося серьезные повреждения не обшивке, а силовому набору планера. При попадании 20 мм фугасного снаряда Minengeschoss в киль или плоскость самолета, самолет мгновенно лишался этих элементов, что означало прекращение управляемого полета.

    Введение нового 20-мм снаряда Minengeschoss, правда потянуло за собой новую проблему. Снаряд весил 92 грамма вместо 115-117 грамм старых снарядов, ввиду чего энергия на дульном срезе пушки заметно снижалась, что, в свою очередь, сказывалось на силе воздействия отдачи на свободный затвор пушки. Чтобы сохранить баланс взаимодействия более легкого снаряда и механизма автоматики пушки пришлось значительно облегчить затвор пушки, а усилие возвратной пружины уменьшить. В результате появилась новая модификация пушки MG FF/M, внешне практически неотличимая от версии MG FF. При этом, боеприпасы для старый версий MG FF и новых MG FF/М были, к сожалению, не взаимозаменяемы. Справедливости ради, следует заметить, что модификации пушек не требовали значительных технологических усилий и изрядное количество выпущенных пушек MG FF просто модернизировалось в полевых мастерских до стандарта MG FF/М путем замены затвора и возвратной пружины.

    Новые снаряды М-geschoss имели и определенные недостатки, поскольку не могли снабжаться трассером, поэтому для пушек MG FF/М пришлось выпустить практически ту же номенклатуру облегченных патронов фугасного, зажигательного и трассирующего в различных комбинациях. Бронебойных снарядов для пушек MG FF/М не выпускалось.

    К концу 1941 года, не смотря на все старания немецких инженеров, пушка MG FF уже перестала отвечать требованиям современной войны. Ее неоспоримые качества в части малой массы и технологической простоты не компенсировались очевидными недостатками – малым темпом стрельбы, невозможностью синхронизации с двигателем и громоздким барабанным магазином. Внедрение в войска новой пушки Маузер MG 151, хотя и значительно более сложной и тяжелой, но и более скорострельной с ленточной подачей, постепенно отодвигало изделие Икарии на вторые роли. Тем не менее, MG FF еще долго применялись в Люфтваффе. На новых истребителях FW.190 эти орудия в крыльевом исполнении дополняли штатное вооружение из двух пулеметов и двух синхронных пушек MG 151. Специально для Фокке-Вульфов были разработаны более емкие 100-зарядные барабаны T100/FFM (обычно в них загружались не более 90 патронов) и электрическая ленточная подача GZ.1-FF, способная тянуть ленту емкостью до 2000 патронов. Обычно, как правило, емкость патронного ящика на FW.190 ограничивалась 100-120 выстрелами.

    Новую жизнь вдохнуло в стремительно устаревающую пушку появление в 1942 году специализированных ночных перехватчиков, оснащенных наклонными пушечными установками «Schräge Musik». В этом качестве пушки MG FF дожили до самого конца войны, исправно служа на защите неба Третьего Рейха. Пара наклонных пушек MG FF устанавливалась на истребители Messerschmitt Bf 110, Junkers Ju.88С и G и Dornier Do.217J и N. На больших машинах Юнкерс и Дорнье, являвшихся простыми переделками бомбардировщиков, размещенные «на спине» пушки MG FF не были так чувствительны к своим недостаткам. Малая прицельная дальность вполне компенсировалась тактикой применения их в ночное время. Стрельба из наклонных батарей производилась практически в упор с дистанции до 100 метров. Достаточно объемный фюзеляж позволял экипажу теоретически производить перезарядку барабана в полете. Впрочем, этим скорее всего никогда не пользовались. Обычно для установок «Schräge Musik» использовались барабаны T100/FFM или ленточные подачи GZ.1-FF. Был также разработан электрический механизм смены барабана. В этом случае каждая из пушек комплектовалась двумя 60-зарядными барабанами на поворотной штанге.

    Но даже в эскадрах ночных истребителей Люфтваффе к концу войны пушка MG FF уже использовалась редко, повсеместно вытесняясь более современными MG 151. Крах Третьего Рейха положил конец истории немецкого Эрликона.

    Механика и принцип действия пушек MG FF и MG FF/М был идентичен базовой конструкции швейцарского Oerlikon FFF. Cтандартной комплектацией немецкого исполнения в фиксированном исполнении был механизм пневматической зарядки и электоспуска. В турельной установке пушка обычно комплектовалась защитным кожухом, надеваемым на ствол в районе затвора, спаренным секторным прицелом, рукоятками и плечевым упором. Для использования пушки в эскадрах ночных истребителей, обычно MG FF комплектовалась увеличенным пламегасителем.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  18. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    СЕМИСТВОЛЬНАЯ ПУШКА
    24, 1.2014

    Разработка 30-мм семиствольной пушки GAU-8A была начата фирмой General Electric в 1971 г. Пушка предназначалась специально для штурмовика А-10А. В феврале 1974 г. фирма General Electric приступила к производству предсерийной партии пушек GAU-8A. В мае 1975 г. были успешно завершены летные огневые испытания пушки GAU-8A. Результаты испытаний показали, что установка и применение пушки на А-10А не оказывают отрицательного влияния на управляемость самолета. Одним из основных факторов, проверяемых испытаниями на совместимость пушки с самолетом, являлось влияние силы отдачи на самолет при стрельбе. По расчетам сила отдачи пушки должна была быть около 7700 кг, фактически при огневых испытаниях она составила около 6800 кг. В ходе испытаний стрельба велась с высоким и низким темпом стрельбы при скоростях полета 300-740 км/ч на высоте от 850 до 3900 м и перегрузках самолета до четырехкратной. В ходе испытаний, проведенных на авиабазе Неллис в штате Невада были выполнены 24 захода штурмовика А-10А на 15 типов мишеней, семь из которых были разрушены, а остальные выведены из строя. Стрельба велась с темпом 2000 выст/мин и 4200 выст/мин на дальности 1800 м. Стоит отметить, что эти данные из американской печати, и, соответственно, не исключена возможность дезинформации. Кроме того, летчики детально изучили полигон, танки были неподвижны, погода идеальная, противодействия ни огневого, ни пассивного (постановка дымовых завес) Lпротивник╕ не оказыв.Пушка GAU-8A размещается вдоль продольной оси самолета и смещена к левому борту на 0,3 м. Она работает по принципу Гатлинга, имеет гидравлический внешний привод и беззвеньевую систему подачи патронов. Магазин барабанного типа вмещает 1350 патронов. Стреляные гильзы собираются на борту самолета в контейнер барабанного типа и могут использоваться вторично. Образующиеся при стрельбе пороховые газы не должны попадать в воздухозаборники двигателей, поэтому пушки размещаются в носовой части фюзеляжа, а двигатели смещаются к хвостовой части. Однако при проведении (в марте 1974 г.) летных огневых испытаний пушки GAU-8A, установленной на самолете А-10А, трижды отмечалась ненормальная работа двигателей самолета, вызванная попаданием в них пороховых газов, образующихся при стрельбе. Представители фирмы считают, что эта проблема не вызывает опасений и может быть устранена путем установки на самолете компенсатора для отклонения пороховых газов в сторону. Для обеспечения более полного сгорания метательного состава внутри стволов (чтобы исключить догорание пороховых газов перед самолетом) к нему добавляется азотнокислый калий. Эта добавка либо вводится в метательный состав, либо в отдельном пластмассовом пакетике вкладывается в патрон. Пушка GAU-8A выпускается в двух вариантах: для двух- и одноместного самолетов А-10А. По сравнению с пушечной системой одноместного самолета магазин для боеприпасов пушки, предназначенный для двухместного, укорочен с 492 до 408 мм.
    Привод ствольного блока и системы питания работает от двух гидравлических моторов, использующих гидросистему самолета. Оба двигателя вместе вырабатывают мощность в 77 л.с. (57,4 кВт), необходимую для стрельбы на максимальной скорострельностью. Если один из моторов выходит из строя, то стрельба осуществляется со скоростью в 2100 выст/мин.
    О конструктивном совершенстве пушечной системы GAU-8A можно судить по величине такой важной характеристика, как доля массы снарядов в массе всей пушечной установки. Она достигает 32% (у пушки М61А1 составляет всего 19%). Это было достигнутоза счет внедрения алюминиевых гильз за место стальных и латунных. Наряды так же имеют пластиковые ведущие пояски, применение которых увеличивает время эксплуатации стволов. Питание пушки производится осколочно-фугасными и бронебойными боеприпасами: осколочно-фугасные снаряды PGU-13/B оснащаются стандартными взрывателями М505, 56 гр. взрывчатого вещества, самоликвидатором и осколкообразующим материалом, эффективным против легкобронированных машин и укрепленных пунктов; начальная скорость 1080 м/c, вес патрона 890 гр., вес снаряда 363 гр., эффективная дальность стрельбы по наземным целям 3000 метров
    подкалиберные бронебойные снаряды PGU-14/B изготавливаются из обедненного урана, начальная скорость 1250 м/с. Подкалиберный снаряд на дистанции 1200 м пробивает по нормали 50-мм броню
    учебные снаряды PGU-15/B воспроизводят баллистику осколочно-фугасных снарядов
    Стандартным боекомплектом являются 1100 30-мм ОФ и бронебойных снарядов в соотношении 1:4. Т.е. на один осколочно-фуганый снаряд приходиться 4 снаряда из обедненного урана. Снаряды PGU-14/B являются основным боеприпасов в боевых условиях. Обедненный уран является результатом обогащения природного урана, используемого в качестве топлива в атомных реакторах. Природный уран состоит в основном из смеси двух изотопов Уран-235 (U235) и Уран-238 (Uran238) в пропорции 0.7 и 99.3. Для реакторов необходим Уран-235, следовательно производится обогащение Урана-235 за счет Урана-238. Уран-238 становится обедненным (ОУ), его радиоактивность составляет 70% от природного урана.
    Период полураспада ОУ 4,5 биллиона лет. Каждый снаряд содержит около 300 гр. ОУ, остальная часть выполняется из титана. Во время операции «Буря в пустыне» штурмовики А-10 ВВС США использовали снаряды PGU-14/B. 148 самолетов, базировавшихся в Саудовской Аравии, выполнили 8077 боевых вылетов. Было истрачено 783514 снаряда PGU-14/B. Исходя из того, что каждый снаряд содержит около 300 гр. обедненного урана, ВВС США разбросали над Персидским заливом около 259 тонн ОУ.
    Погрузка беззвеньвых боеприпасов — функция специализированного наземного комплекса ALS (Ammunition Loading System). ALS напоминает барабанный магазин и систему питания пушки GAU-8. Загрузка новых снарядов и выгрузка использованных осуществляется одновременно. Время перезарядки состовляет около 13 минут. Режим стрельбы GAU-8A при максимальном темпе — десять двухсекундных очередей с минутным охлаждением (воздушным) между очередями.
    При эксплуатации самолета А-10А было установлено, что при стрельбе из пушки пороховые газы засасываются в двигатель и не догоревшие частицы пороха откладываются на лопатках вентилятора и компрессора двигателя. Скопление недогоревших частиц после каждых 1000 выстрелов снижает тягу двигателя на 1%. Общее снижение тяги с настрелом доходило до 10%, что увеличивало вероятность срыва потока с лопаток компрессора и двигателей.
    Чтобы двигатель не заглох при стрельбе из пушки, в двигатели самолета А-10А в 1981 году были встроены запальные устройства, воспламеняющие педогоревших частицы пороха. В результате скопление частиц пороха в значительной степени предотвращалось. Электроцепь запальных устройств включается одновременно с нажатием кнопки стрельбы и остается включенной в течение 30 с после прекращения стрельбы. После введения запальных устройств двигатели самолетов при оперативных и испытательных полетах не глохли (расстреляно примерно 400 тыс. выстрелов).
    Для уменьшения вероятности срыва потока с лопаток компрессора при тренировочных полетах самолетов А-10А были введены следующие ограничения: из пушки разрешена стрельба только короткими очередями и только с низкой (2100 выстр./мин) скорострельностью
    обязательная промывка двигателя после каждых 2600-3000 выстрелов мыльным раствором для удаления сажи с лопаток вентилятора и компрессора
    • Впервые США применили снаряды с обедненным ураном во время «войны в заливе» в 1991 году. Защищая Кувейт от иракских военных, американцы щедро одаривали землю Ближнего Востока высокотоксичными урановыми сердечниками. Тогда говорили, что в песках Кувейта и Ирака покоилось более 300 тонн урановых сердечников. Многим экспертам этот факт показался странным, поскольку американская армия в первой иракской войне выпустила более 14 тыс. снарядов из 105-мм и 120-мм танковых пушек, а также сбросила на землю почти миллион 30-мм авиационных снарядов.
    • Известно, что урановые снаряды используются, прежде всего, против бронетехники противника (преимущественно тяжелой), но таким внушительным количеством боеприпасов можно было многократно уничтожить бронетехнику всего Ближнего Востока, а не одного только Ирака. Зачем это было нужно?
    • Ряд проницательных экспертов высказали предположение, что задача американских военных состояла только в том, чтобы утилизировать урановые отходы, закопав их в песках далеких от США местных пустынь. Поэтому большая часть выпущенных снарядов летела не в какую-то конкретную цель, а мимо.
    • Некоторые исследователи считают, что синдром войны в Персидском заливе, заключающийся в массовом заболевании американских и британских солдат, принимавших участие в операции «Буря в пустыне» в 1991 году, связан с радиоактивным облучением. У тысяч американских и британских солдат, прошедших первую иракскую войну, после увольнения из армии начались серьезные проблемы со здоровьем. И не только у них.
    • Исследователи обнаруживают различные дефекты у детей ветеранов войны в Персидском заливе 1991 года и высказывают суждение о том, что лейкемические, генетические, репродуктивные и неврологические отрицательные последствия могли быть вызваны постоянным облучением их родителей. Сами ветераны войны в Персидском заливе прямо увязывают свои проблемы со здоровьем, а также известные им проблемы сослуживцев с пребыванием неподалеку от районов использования оружия с обедненным ураном. Однако все иски заболевших правительства США и Великобритании отклонили. Суды ссылались на то, что нет научно доказанной взаимосвязи между обедненным ураном и тем или иным заболеванием.
    • С началом бомбардировок Югославии в 1999 году США и их союзники по Североатлантическому альянсу снова стали активно использовать снаряды с урановыми сердечниками. Командование НАТО было вынуждено признаться в использовании ураносодержащих боеголовок только в 2000 году. Скрыть улики было невозможно: тогда натовские военные, участвовавшие в войне на Балканах, в массовом порядке заболели раком, а среди местных жителей, проживавших в районах бомбардировок, значительно возросла смертность и увеличилось количество врожденных заболеваний у детей.
    Разразился настоящий скандал. Фрагменты урановых сердечников тогда доставили из Югославии в Россию, и обнаружилась ужасная находка: помимо обедненного урана в них было радиоактивное оружие – плутоний и такие элементы, как U-236, U-234, U-232. Иными словами, НАТО сознательно подвергла радиации мирных жителей страны, которая на них не нападала.
    • Пугая весь мир злобными тиранами, готовыми применить оружие массового уничтожения против своих народов, американцы в действительности сами использовали это оружие против мирных граждан других стран. За последние 20 лет США, организовывая войны по всему свету и используя их как универсальный повод для своего последующего вмешательства, утилизировали за тысячи километров от своих территорий (в Кувейте, Ираке, Югославии, Афганистане и Ливии), только по официальным данным, не менее 400 тонн отходов ядерного производства. Хотя, скорее всего, гораздо больше.
    • Применение оружия с обедненным ураном уже сказалось на здоровье людей, проживающих в Персидском заливе и на Балканах. В Сербии, Ираке и Афганистане давно наблюдается чрезвычайно высокий уровень заболеваемости и генетических нарушений. Сегодня рождение внешне здорового ребенка, например в Ираке, считается большим счастьем. Больные дети рождаются и в семьях американских военных, наглотавшихся этой смертоносной пыли в войнах, которые они вели против других народов. Теперь ливийцам и их потомкам предстоит разделить трагическую судьбу мирных иракцев и сербов.
    http://warfiles.ru/show-46818-semistvolnaya-pushka.html
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  19. Rand0m

    Rand0m Активный участник

    Регистрация:
    28.10.10
    Сообщения:
    15.253
    Симпатии:
    20.709
    Адрес:
    РФ г. Калуга (Колыбель космонавтики)
    Французские авиапушки Hispano-Suiza 400-й серии.
    (часть 1)


    В 1933 году французская компания Hispano-Suiza, руководимая талантливым конструктором Марком Биркигтом (в годы жизни его во Франции, изменившим произношение своей фамилии на французский лад - Биркье) приобрела патент на производство только что разработанной швейцарской авиапушки Oerlikon FFS. Строго говоря, две фирмы просто обменялись патентами. Эрликон получил право пользоваться разработками Биркье на установку пушки в развале цилиндров рядных авиадвигателей, а Испано получила патентное право на производство новейшей 20-мм авиапушки, выпуск которой освоили во Франции под обозначением HS.7. Несколько позже Биркье переработал схему установки пушки в двигателе, «обозвав» новую версию как HS.9. Практически одновременно французский изобретатель разработал на «Эрликоновской» базе более мощную систему HS.8 калибра 23 мм. Но дальнейшие события заставили его отказаться от ее запуска.
    Компания Oerlikon вскоре после начала лицензионного производства пушек во Франции, отказалась соблюдать патентные права Hispano-Suiza на ряд технических решений Биркье, и вскоре деловое сотрудничество между двумя фирмами подошло к концу. Производство пушек HS.7 и НS.9 во Франции было продолжено, но только до окончания срока действия лицензии. Впрочем, это всего лишь французская версия событий. Сейчас уже сложно определить инициаторов разрыва. То ли Биркье решил подстраховаться и продал швейцарцам лишь часть своих изобретений, то ли Эрликон решил «откусить руку», вместо предложенного пальца и обошел патенты Биркье. Но факт тот, что уже в 1933 году соглашение было разорвано. Hispano-Suiza выпустила несколько сотен пушек HS.7 и HS.9, а конструктор вынужден был приступить к разработке собственной конструкции пушки в обход швейцарских патентов.
    Строго говоря, в конструкции новой пушки Марка Биркье не было ничего принципиально нового.
    В основе работы автоматики пушки лежал смешанный принцип, основанный на энергии отвода пороховых газов и коротком ходе затвора, причем энергия отводимых пороховых газов использовалась только для отпирания затвора. Отбрасывание же затвора в заднее положение осуществлялось давлением газов на дно гильзы, как у автоматов с отдачей полусвободного затвора. За основу конструкции затвора был взят принцип, запатентованный американским оружейником Карлом Свебилиусом (Carl Swebilius) еще в 1919 году. Принцип работы спускового механизма Марк Биркье позаимствовал у итальянского конструктора-оружейника Альфредо Скотти (Alfredo Scotti).
    Биркье, объединив в своей конструкции пушки основные черты Свибилиуса и Скотти, разработанные за несколько лет до него, получил оригинальную разработку, сохранив при этом определенную конструктивную преемственность с пушками Oerlikon. Бытующее мнение, что появившаяся в итоге знаменитая 20-мм «Испано» являлась лишь доработанной модификацией системы Эрликон, все же наверное некорректно. В процессе разработки своей пушки Марк Биркье ушел слишком далеко от базовой конструкции швейцарского образца. В отличие от последнего, в котором был применен принцип работы автоматики на основе свободного затвора с опережающим воспламенением капсуля, у Биркье работа автоматики принципиально отличалась и затвор был значительно легче, что предопределило более высокий темп стрельбы – 600-700 выстр/мин по сравнению с 300 - 400 у Oerlikon-а.
    Хотя, справедливости ради надо отметить, что первоначальный проект Биркье предусматривал-таки глубокую модификацию «эрликонообразных» 23-мм HS.8 и 20-мм HS.7/HS.9. Эти опытные промежуточные разработки получили внутрифирменное обозначение HS.401 и HS.402 калибра соответственно 23 и 20 мм. Для надежного экстрагирования гильзы была изменена конструкция ее донной части. Фланец стандартной эрликоновской гильзы был увеличен в диаметре. Горловину гильзы и конусную часть Биркье сохранил как у старых патронов 20х110RB и 23х120RB, лишь для 23-мм HS.401 на 2 мм увеличил высоту гильзы. Однако, изменение базового принципа автоматики по сравнению с Эрликоном, заставило отказаться от этой идеи. Значительно больший темп стрельбы пушек требовал более надежного упора гильзы в каморе патронника. В связи с этим угол конуса гильзы пришлось увеличить, соответственно изменилась конструкция патронника и самих патронов.
    По сути, опытные пушки HS.401 и 402 были последними, в которых Биркье пытался сохранить какую-то технологическую преемственность с конструкцией Эрликона. К концу 1934 года конструктор, вероятно, окончательно похоронил попытки ограничиться глубокой модернизацией швейцарской пушки и при этом обойти Эрликоновские патенты. В проекте HS.403, впрочем, так и не воплощенном в металл, Биркье полностью переработал систему и приступил к серии скорострельных авиационных систем на все случаи жизни.
    В 1936 году проектные работы над новой серией авиапушек, обозначенных как Hispano-Suiza Birkigt, были в целом завершены. Были выпушены предсерийные партии для войсковых испытаний.
    Параллельно были разработаны четыре модификации орудия:
    - Тип 404 (HS.404) калибра 20-мм, с длиной ствола 1700 мм, для установки в двигатель под патрон 20х110 мм;
    - Тип 405 (HS.405) калибра 20-мм, облегченная, с длиной ствола 1000 мм, предназначенная для установки на турелях бомбардировщиков под патрон 20х71 мм;
    - Тип 406 (HS.406) калибра 23-мм, с длиной ствола 1150 мм, для установки на турелях;
    - Тип 407 (HS.407) калибра 23-мм, с длиной ствола 1600 мм, для монтажа в двигателях под единый патрон 23х122 мм.
    Принцип действия всех их был один и тот же, отличаясь лишь внешней обвязкой, калибром, длиной ствола и каморой патронника.
    Чуть позже Марк Биркье приступил к работе над еще более мощными системами, призванными стать основой вооружения новых штурмовых самолетов – 25-мм пушкой HS.410 под перспективные патроны 25х135.5 Мle1937B и 25х159.5 Mle1935-1937A, а также 30-мм HS.411 под доработанный патрон Гочкисс 25х163 мм, смасштабированный в габаритах до 30х170 мм.

    25-мм HS.410, вероятно так и осталась проектом, информация о ней очень скудна. Скорее всего после национализации завода Испано, работы над ней были прекращены, а вот 30-мм HS.411 получила дальнейшее неожиданное развитие.
    В 1941 году, когда производство 20-мм пушек Испано HS.404 набирало обороты в Великобритании, а английские инженеры уже почти отчаялись повысить надежность французского орудия, британская резидентура в Швейцарии вышла на конструктора пушки Марка Биркигта, жившего в Женеве. Изобретатель, обиженный на французов и изменивший произношение своей фамилии на данную при рождении, переживал не лучшие времена. Французское правительство национализировало его фабрику, похоронив все его проекты, автомобильная фирма в Швейцарии разорилась, и после недолгих уговоров Биркье согласился на «командировку» в Великобританию для оказания помощи английским инженерам. На самолете шведской авиакомпании BOAC/KLM через всю оккупированную Европу он вылетел в Португалию, а из Лиссабона на английской подводной лодке прибыл в Англию.
    Помимо оказания технической помощи, Биркигт предложил англичанам свои проекты более мощных пушек. Англичане уже оценившие появление у немцев 30-мм авиапушек МК.101, приняли предложение конструктора на 30-мм вариант HS.411.
    На заводе «BMARCо» к концу 1943 года была испытана 30-мм версия пушки «Hispano» HS.411. Иногда встречается обозначение этой версии «Hispano» Mk.IV, никогда, впрочем, не фигурировавшем в английской документации. Получившийся монстр весил 180 кг, а в длину достигал 368 см. Пушка проходила испытания в конце 1943 года. Но, в руководстве RAF посчитали, что для истребителей, вооруженных такими пушками просто нет достойных целей в виде тяжелых бомбардировщиков, с которыми приходилось бороться Люфтваффе, и огромная масса и габариты нового орудия не компенсировались мощностью залпа. В результате проект свернули, сосредоточившись на совершенствовании 20-мм варианта, направленного на снижение массы и увеличении скорострельности. Вероятно, также сыграло роль нежелание запускать в производство новую линию по производству принципиально новых боеприпасов в ущерб серийным 20-мм. Тем не менее, на послевоенной версии «Hispano-Suiza» HS 831, известной ныне как «Oerlikon KCB» 30-мм патрон, разработанный перед войной еще во Франции, был применен практически без изменений.

    Но вернемся в предвоенные годы.
    В 1937 году Франция национализировала все частные предприятия, работающие с военными заказами, не был исключением и завод Hispano-Suiza в Bois Colombes. Марк Биркье вынужден был перенести производство в Женеву. Все разработки Марка Биркье, существовавшие в виде прототипов, были переданы в государственную компанию Шательро («Manufacture d'Armes de Châtellerault»), где предполагалось завершить разработки и внедрить в серию новые орудия. Естественно, что такого рода манипуляции не могли положительно сказаться на производстве. Внедрение в производство и доводка пушек Hispano-Suiza затянулась. И если 20-мм HS.404 уже выпускалась серийно, то турельная версия HS.405 и 23-мм HS.406 и HS.407 к началу 2-й мировой войны существовали лишь в единичных экземплярах. Большую часть документации по этим образцам Марк Биркье вывез в Швейцарию, надеясь наладить производство пушек там. Была развернута широкая рекламная компания в надежде заинтересовать иностранных покупателей. Создалась странная ситуация, когда одни и те же разработки предлагались на продажу французской государственной компанией и швейцарской частной фирмой. Причем, производственные мощности и оснастка находились во Франции, а документация и «мозги» в Швейцарии. Построенный в Англии завод “BRAMCo” по производству пушек HS.404, а также купленная США лицензия, предполагали заключение контракта с французской стороной, которая оказалась не в состоянии осуществить техническое сопровождение продаваемой продукции. Надо отдать должное англичанам, что они сумели достойно преодолеть все трудности технического характера, доработав пушку HS.404 до уровня самых высоких мировых стандартов. Американцам, стартовавшим на год позже, повезло меньше, они довели пушку до кондиции лишь к концу 2-й Мировой войны.
    В 1938 году Марк Биркье, не выдержав конкуренции с государственными компаниями Франции, и не найдя покупателей за рубежом, признал поражение. Фирма Hispano-Suiza разорилась и объявила себя банкротом, а производство и доводка пушки HS.404 была полностью перенесена в Великобританию. В ходе начавшейся войны во Франции еще продолжались вялотекущие попытки довести до ума пушки 20-мм HS.404, HS.405 и 23-мм HS.406, HS.407. Государственный арсенал «Manufacture d'Armes de Châtellerault» в первую очередь отказался от доводки «укороченной» турельной версии пушки HS.405, адаптировав для оборонительных установок длинноствольную версию HS.404. Лишь стандартный 60-зарядный барабан, слишком громоздкий для турельных установок, был заменен на барабан емкостью 30 патронов или коробчатый магазин на 15 патронов. Определенные надежды возлагались на 23-мм моторпушку HS.407, под нее проектировались новое поколение французских истребителей, но с оккупацией страны немцами все работы были свернуты. Лишь единственный истребитель Dewoitine D.520, серийный номер 49, в экспериментальном порядке был вооружен 23-мм моторпушкой HS.407 (в некоторых изданиях утверждается, что на нем была установлена датская 23-мм пушка Madsen). В ходе немецкого наступления этот самолет был брошен в бой, но в первом же боевом вылете 11.06.40 был сбит.
    И хотя пушке Hispano предстояла еще долгая жизнь в составе авиации антигитлеровской коалиции, в ходе скоротечных боях кампании 1940 года французские самолеты, вооруженные 20-мм пушками Hispano не успели себя проявить в полной мере. Пушка была недоведена и еще не отличалась надежностью. Однако, в случае если пушка-таки работала, французские истребители, вооруженные HS.404 (в Armée de l'Air пушка официально обозначалась «20-404») выгодно отличались по огневой мощи от своих коллег английского экспедиционного корпуса. Особенно оценили пушку экипажи бомбардировщиков Amiot 351/354 и Liore et Olivier LeO 451, хвост которых защищал стрелок с турельным вариантом пушки Hispano. В начале 2-й мировой войны пушечное оборонительное вооружение бомбардировщиков было редкостью. Немецкие истребители, а позже и английские, схлестнувшиеся с авиацией Виши в Северной Африке и на Ближнем Востоке быстро усвоили, что атаковать французские бомбардировщики LeO 451 со стороны хвоста смертельно опасно.
    В конце 30-х годов слух о высоких качествах пушки Hispano-Suiza быстро распространился по всему миру. Многие страны были заинтересованы в покупке этого оружия. Также интересовал вопрос о способах монтажа пушки в развале цилиндров. Наибольший интерес проявляли три страны. Великобритания, СССР и Чехословакия через своих военных атташе начали прощупывать почву на предмет покупки пушек для испытаний. Однако французское министерство авиации уведомило компанию Hispano-Suiza о запрете продаж как технической документации на пушку, так и готового изделия без согласования с ним.
    Одним из поводов национализации завода Hispano-Suiza было то, что руководство компании было обвинено в продаже СССР 23-мм версии моторпушки без согласия министерства авиации Франции. Скорее всего этот повод был надуман, поскольку не найдено информации с российской стороны о такой сделке, равно как нет данных об испытании в СССР в предвоенные годы французской пушки.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]

    Добавлено спустя 4 минуты 37 секунд:

    Французские авиапушки Hispano-Suiza 400-й серии.
    (часть 2)

    Тем не менее, способ монтажа авиапушек в развале цилиндров двигателя жидкостного охлаждения был освоен в СССР гораздо раньше всех других стран, - еще в 1934 г. на опытном истребителе Н.Н. Поликарпова И-17, оснащенным лицензионной версией двигателя Hispano-Suiza 12Ybrs. Известно также, что фирма Hispano-Suiza тесно сотрудничала с Советским Союзом, так что вполне вероятно, что такого рода обвинения в адрес фирмы имели под собой определенную почву.
    В 1936 году английские представители смогли оценить боевые качества французского орудия. В старинном форте Bouviers была проведена демонстрация. Рядом были установлены два орудия, - первым была пушка Биркье HS.404, вторым швейцарская Oerlikon FFS. Французская пушка показала полное превосходство. Была отмечена высокая скорострельность, оцененная британцами в 700 выстр/мин, по сравнению с 400 у Oerlikon, более высокая кучность и точность стрельбы. По требованию англичан обе пушки были разобраны, после чего было отмечено, что HS.404 состоит из меньшего числа функциональных узлов и более технологична.
    Таким образом, HS.404 была признана наиболее подходящей для вооружения британской авиации. Поскольку вопрос о продаже лицензии всячески тормозился со стороны французского министерства авиации, было решено создать совместное предприятие по производству пушки в Англии, но со 100% французским капиталом и формально под французским контролем. Именно это решение позволило пушке HS.404 завоевать впоследствии звание одной из лучших 20-мм пушек 2-й мировой войны.
    Из недостатков пушки HS.404 можно отметить раннее отпирание затвора, что нередко приводило к прорыву пороховых газов при выстреле и отрыву гильзы, а также необходимость в смазке патронов перед загрузкой в барабан.
    Перед началом стрельбы оператор должен был сначала проверить, чтобы каждый патрон был покрыт густой смазкой перед помещением в барабан, после чего защелкнуть его на место. Пружина в барабане позиционировала каждый последующий патрон на выходе из барабана. При установке барабана в пушку, последний патрон оказывался на верхней части затвора, готовый к досыланию в казенник.
    Запирание канала ствола осуществлялось с помощью боевого упора. Для отпирания использовалась энергия части пороховых газов, отводимых из ствола через боковые отверстия, которые находились недалеко от патронника. Пороховые газы воздействовали на газовый поршень, связанный с толкателем и затворной рамой, и при достаточно высоком их давлении в стволе заставляли затвор выйти из зацепления со стволом и позволяли перезарядить пушку.
    Масса пушки без учета боеприпасов составляла 43 – 49 кг в разных исполнениях, снаряженная – до 60 кг. Общая длина 2.52 м, при длине ствола 1.7 м. Темп стрельбы составлял 700 – 750 выстр/мин. (в пушках английского производства во имя надежности темп стрельбы был снижен до 600 – 650 выстр/мин); начальная скорость снаряда 880 м/с. Питание патронами осуществлялось из барабанного магазина емкостью 60 патронов, идентичного конструктивно «эрликоновскому». Масса снаряженного магазина составляла 25.4 кг.
    Уже в ходе начавшейся войны на государственном арсенале Шательро был разработан механизм ленточного питания пушки. Однако до перемирия и оккупации этот механизм внедрен не был, и доводкой его занялись англичане, получив в итоге новую модификацию пушки Hispano MkII. Также не успели французы довести до серии и барабанные магазины увеличенной емкости на 90 и 150 патронов.
    Как уже отмечалось, в 1938 году фирма Hispano Suiza обанкротилась. Производство авиадвигателей и авиапушек во Франции было национализировано, а элитные автомобили, выпускаемые Марком Биркигтом (покинувший Францию конструктор, вновь изменил произношение своей фамилии) в Швейцарии и Испании, не находили спроса. За военные и послевоенные годы фирма несколько раз перепродавалась, но более не возвращалась к производству авиапушек. Однако бренд Hispano Suiza cуществует и поныне, выкупленный швейцарской фирмой Oerlikon, которая в свою очередь входит в концерн Rheinmetall Borsig. Широко известна и ныне 20-мм автоматическая универсальная пушка HS.820, состоящая на вооружении многих стран. Таким образом, разработанная на базе Эрликона пушка Hispano Suiza, за несколько десятилетий эволюции вернулась под крыло «материнской» компании.
    Когда фирма Hispano Suiza выпускала по лицензии швейцарскую пушку Oerlikon FFS под обозначением HS.7 и HS.9, естественно был также организован и выпуск патронов под нее. При разработке новой пушки HS.404 Марк Биркье вначале пытался использовать тот же патрон, однако очень быстро пришел к выводу, что для обеспечения работы пушки придется изменить горловину, донышко и фланец гильзы, о чем было рассказано выше и что видно на плакате того времени.
    Так появился патрон 20х110 мм Hispano. Чтобы не путать два патрона одного размера патрон Oerlikon начали обозначать 20х110RB, а новый патрон для пушки Hispano стал обозначаться «Hispano 20х110». Такие обозначения были приняты всеми странами, использовавшими эти патроны в годы войны, и применяются до настоящего времени.
    С запуском в производство пушки HS.404 была разработана широкая номенклатура боеприпасов 20х110 мм – основными боеприпасами, использовавшимися в ходе боевых действий были фугасные, фугасно-зажигательные с массой снаряда 123 - 130 грамм, содержащих 10.5 г. пентолита или 10.2 г. тетрила у фугасных снарядов и 7 г. тетрила плюс 4.3 г. белого фосфора у фугасно-зажигательных. Кроме того, ограниченно использовались также бронебойные, бронебойно-зажигательные, учебно-тренировочные снаряды как с трассером, так и без. Тип патрона различался формой головной части снаряда и цветовой маркировкой. Масса снаряженного патрона составляла 225 грамм.
    Под 23-мм вариант пушек HS.406 и HS.407 был разработан патрон 23х122. Патрон являлся опытным, был выпущен очень ограниченной серией и нигде более не применялся.
    Учитывая очень большую номенклатуру авиатехники, использовавшуюся Armée de l'Air в годы войны, перечислять все типы самолетов, где использовались пушки Hispano смысла нет. Все французские новейшие истребители имели в составе вооружения мотор-пушки HS.404, а истребитель Bloch MB.151 нес даже две установленные в крыльях пушки этого типа. Адаптированная для турелей пушка HS.404, составила основу обороноспособности новейших бомбардировщиков Amiot 351/354; Liore et Olivier LeO 451 и Farman NC.223.
    Разработкой пушечных турелей в предвоенные годы занималась французская фирма SAMM. Для установки новых 20-мм пушек Hispano была первой адаптирована механизированная турель АВ.10, первоначально разработанная под пушку HS.9 для тяжелых бомбардировщиков Farman NC.223.3 BN.5. Все восемь построенных Фарманов, в итоге, получили вместо старой HS.9 новейшие HS.404, установленные в верхней и нижней турелях. Для новейшего тяжелого бомбардировщика SNCAO CAO.700 была разработана верхняя пушечная турель АВ.15. Правда, эта перспективная машина так и осталась в единственном экземпляре. Для облегченной пушки HS.405 фирмой SAMM была спроектирована и испытана механизированная турель АВ.31, так и оставшаяся в прототипе из-за свертывания программы внедрения самой пушки.
    Для новейшего бомбардировщика Liore et Olivier LeO-451 была разработана пушечная турель АВ.26, успешно примененная в боях. Именно эта турельная установка делала бомбардировщики LeO-451 очень сложной целью для немецких и позже, английских истребителей. Процент потерь этих французских бомбардировщиков в воздушных боях был, пожалуй, самым низким. Для новых бомбардирощиков Amiot 351-356 в 1940 году были разработаны еще два типа пушечных турельных установок – АВ.34 с одной 20-мм пушкой HS.404 и АВ.74, в которой с пушкой были спарены два 7.7-мм пулемета MAC1934 Mle.39. Конструктора посчитали, что эффективность огня одной лишь пушки с уменьшенным до 15 или 30 патронов магазином будет недостаточно и для пристрелки добавили еще пару пулеметов. На ряде серийных Amiot 351 пушку вообще убрали, модернизировав турель в строенный пулеметный вариант АВ.79. Последней разработкой пушечных турелей стала АВ.93, спроектированная под новейший тяжелый бомбардировщик Breguet Br.482, к моменту оккупации Франции, оставшийся в прототипе.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Истребитель Bloch МB.152СВ. В консолях крыла видны длинные стволы 20-мм пушек HS.404
    [​IMG]
    Механизированная турель АВ-34 с пушкой HS.404. Монтировалась на бомбардировщиках Amiot 351-356
    [​IMG]
    Патроны Испано 30х170 (HS.411); 23x122 (HS.406 и 407) и 20х110 (HS.404)
    [​IMG]
    Пушка HS.404 на турели АВ.26 бомбардировщика LeO-451
    [​IMG]
    Турельная установка AB 74 для бомбардировщиков Amiot 351-356 c пушкой HS.404 и двумя спаренными 7.7-мм пулеметами MAC1934 Mle39
    [​IMG]
     
  20. sivuch

    sivuch Активный участник

    Регистрация:
    14.04.08
    Сообщения:
    2.745
    Симпатии:
    716
    Адрес:
    Питер
    Мда,при первом взгляде на АВ-26/74 сразу вспоминаются две фразы-
    да,месье знает толк в извращениях
    чего только не придумают эти французы,чтобы не покупать крупнокалиберные пулеметы
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей