Ядерный потенциал России

Тема в разделе "РВСН: материалы, публикации...", создана пользователем [aleX], 23 дек 2005.

  1. [aleX]

    [aleX] Новый участник

    Регистрация:
    15.09.05
    Сообщения:
    189
    Симпатии:
    0
    Адрес:
    г. Липецк
    Программа «Военно-промышленное обозрение» от 20.05.2005

    Тема передачи: ;
    Гости студии: главный редактор газеты "Военно-промышленный курьер" Игорь Юрьевич Коротченко;
    Ведущие: Игорь Шишкин;

    Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, в наших с вами программах мы не раз касались тем, связанных с паритетом стратегических ядерных носителей Соединенных Штатов и России, с процессами, идущими в российской ядерной триаде, и особенно с контролем за ядерными объектами России, спланированным США. В последнем номере вашей газеты опять помещен большой аналитический материал, посвященный соотношению российского и американского ядерного потенциала. Это соотношение : ядерный фактор геополитики. И одновременно ленты новостей иногда приносят просто шокирующие сюрпризы. Например, вот сообщение, размещенное на lenta-ru. В нем сообщается, со ссылкой на американское издание "Нью-Йорк Пост", что один высокопоставленный начальник 12-го Главного управления Российского Министерства обороны, отвечающего за ядерную безопасность, заявил, что Россия ради мира во всем мире готова сократить свой ядерный потенциал ниже уровня, предусмотренного российско-американским договором о стратегических наступательных вооружениях. Более того, он говорит о том, что Россия даже готова взять на себя дополнительное финансовое бремя, так как затраты на сокращение стратегических носителей примерно равны затратам на создание новых стратегических носителей. А когда этому генералу задали вопрос, а как же такое миролюбие России сочетается с заявлениями президента о том, что мы сейчас разрабатываем новые стратегические вооружения, не имеющие аналогов в мире, он ответил следующее: "Разрабатывать, не значит обладать". Игорь Юрьевич, как бы вы могли это объяснить?

    Игорь Коротченко: Все это очень удивительно. Необходимо, видимо, в анализе данной информации вернуться к первоисточнику. В данном случае мы имеем информацию от американской газеты, которая цитирует российского представителя. По логике, если российский МИД, отслеживая западные СМИ, не согласен с какими-то заявлениями, которые носят стратегический характер, и если эта информация дается из уст такого высокопоставленного генерала и руководителя, как начальник 12-го Главного управления Министерства обороны, то должны последовать опровержения по линии МИД. Мы этого не увидели, то есть, эти слова не дезавуированы.

    Игорь Шишкин: И Министерство обороны тоже молчит.

    Игорь Коротченко: Министерство обороны в лице уполномоченных органов тоже не дезавуирует это заявление. Значит, по формальной логике следует признать, что все, что цитирует в данном случае нам американская газета "Нью-Йорк Пост" соответствует тому, что было сказано, и, отталкиваясь от этого посыла, имеет смысл вполне серьезно поговорить, насколько уместно данное заявление, какую цель оно может преследовать. Абсолютно ясно, что подобное заявление человек просто так, без соответствующих санкций и директив, делать не может, в противном случае он может за это поплатиться, как минимум, служебным взысканием, а возможно и должностью.

    И коль скоро он делает такие заявления, следовательно, существуют либо некие директивы, либо указания, в рамках которых он формально имеет право озвучивать те или иные идеи. Итак, обратимся к тому, что было сказано. Ну, "ради мира во всем мире" : это мы уже проходили раньше и в одностороннем порядке. Горбачев ради мира во всем мире проводил в одностороннем порядке сокращение советских вооруженных сил, ради мира во всем мире мы пошли на требование США и демонтировали одну из крупнейших радиолокационных станций дальнего обнаружения, которая входила в состав системы предупреждения о ракетно-космическом нападении на Советский Союз. Вы помните знаменитую эпопею вокруг Красноярской РЛС. Сначала политическое руководство Советского Союза делало вялые заявления относительно того, что функционирование этой РЛС не противоречит обязательствам, взятым на себя Советским Союзом. Но после переговоров Шеварднадзе в Вашингтоне, мы вдруг неожиданно решили, что мы действительно что-то нарушили, и демонтировали эту РЛС.

    Игорь Шишкин: Вложив туда колоссальные средства.

    Игорь Коротченко: А степень ее готовности на тот момент составляла порядка 90 процентов. Надо сказать, чтобы люди понимали, о чем идет речь, это циклопическое сооружение наподобие пирамиды Хеопса, которая нашпигована сложнейшей электроникой. Основная ее задача : путем зондирования космического пространства определять факт того, что в отношении России то или иное государство, в данном случае Соединенные Штаты Америки, осуществляет запуск баллистических ядерных ракет. И дальше выдается соответствующее оповещение высшему государственному руководству, которое должно санкционировать некие ответно-встречные действия. Красноярская РЛС закрывала один из важнейших участков, потому что эта РЛС не всенаправленна. Она имеет достаточно узкий сегмент, в рамках которого она сканирует воздушное и космическое пространство. И как раз данная РЛС осуществляла прикрытие одного из важных ракетоопасных направлений. И она была благополучно "ради мира во всем мире" демонтирована. А потом точно также, после того, как США благополучно денонсировали договор по ПРО, выяснилось, что как раз в данном случае мы потеряли очень существенный элемент обеспечения национальной безопасности России. Вот такие интересные вещи делаются ради мира во всем мире.

    Игорь Шишкин: Я тут могу тоже вспомнить, что ради мира во всем мире мы ликвидировали ракеты малой дальности, знаменитую "Оку", не имевшую себе аналогов. Она не подпадала ни под какие договоренности, но ради мира во всем мире, мы сделали широкий жест. Огромные тоже средства были затрачены, и все это под трактор.

    Игорь Коротченко: А теперь, в условиях ограниченного бюджета, мы создаем некий аналог под названием "Искандер". Но надо понимать, что "Искандер" в ближайшие годы в войска будет поступать, к сожалению, лишь в штучном исполнении, в отличие от "Оки", которая была запущена в серийное производство и серийно поступала в войска. Нынешние параметры военного бюджета не позволяют нам осуществлять серийное производство таких сложных, высокотехнологичных систем вооружения. Нет денег, видимо, тоже ради мира во всем мире.

    Игорь Шишкин: Поэтому, как только встречаешься с этим выражением, сразу становится не по себе.

    Игорь Коротченко: Не может генерал, а тем более один из высокопоставленных руководителей Министерства обороны, и такого важного, стратегического главка как 12-е ГУ МО, оперировать такими понятиями: ради мира во всем мире. Это выгладит смешно, это из серии, когда кухарки управляют государством. Впрочем, мы сегодня сталкиваемся с ситуациями, когда кухарки, то есть люди, которые, мягко говоря, сидели где-то в завлабах, или прозябали на второстепенных каких-то позициях, к сожалению, находятся у кормила государственного управления.

    Игорь Шишкин: У меня есть один вопрос, связанный с этим заявлением. Все мы знаем, что сокращению стратегических ядерных вооружений всегда предшествовали длительные переговоры, потом стороны выходили на подписание того или иного документа. Сидели эксперты, все выверяли и так далее. Как может быть такая ситуация, когда генерал, один из руководителей управления, говорит, что мы просто-напросто пойдем на дальнейшее сокращение, независимо от договора? Власть имеет на это право? Или она должна следовать букве договора, и не опускаться ниже установленного минимума?

    Игорь Коротченко: Вы абсолютно правы, подобным стратегическим соглашениям предшествуют годы встреч, переговоров, согласований позиций. К сожалению, после 1991 года все это было забыто. Более того, договор СНВ-2, который крайне критически был оценен экспертами, как раз заключался буквально на коленках, и буквально за несколько месяцев. Точно также готовилось и соглашение об ограничении стратегических наступательных потенциалов, которое формально и договором не является по той простой причине, что США в одностороннем порядке отказались брать на себя какие-либо договорные обязательства. Это некое рамочное соглашение, которое нужно было российскому руководству, чтобы оправдаться в глазах общественности после денонсации договора по ПРО, сделанной Штатами. США заявили, что будут в одностороннем порядке развивать свой ядерный потенциал, и не намерены при этом основываться на предварительно достигнутых соглашениях. Российское руководство фактически попросило Соединенные Штаты Америки подписать данный договор для того, чтобы хотя бы формально, каким-то образом зафиксировать, что уровень 1700-2200 боеголовок к началу 2012 года должен составлять потенциал каждой из сторон.

    А что происходит сегодня, если делаются такие заявления, что мы готовы снижать данный порог? Видимо, речь идет о том, что по каким-то причинам, которых мы не знаем, мы декларируем устами этого начальника 12-го ГУ МО, что этот порог, 1700-2200 боеголовок, Россия к 2012 году обеспечить не сможет. Это должно быть предметом очень серьезных обсуждений в парламенте, гласно, с участием экспертного сообщества. Сколько в России будет боеголовок, мы не знаем. Может быть, 1900, но это будет меньше, чем у США.

    Игорь Шишкин: А что это означает для неспециалиста:1700, 1200, 3000? Все мы понимаем, что это все равно колоссальное количество боеголовок. Нас как раз в восьмидесятые годы люди из команды Горбачева и убеждали, что этим оружием можно многократно уничтожить все живое на Земле. Зачем их столько нужно?

    Игорь Коротченко: В чем опасность этой ситуации? Мы на самом деле порога не знаем. Может быть, это 500-400 развернутых боеголовок. Сама по себе боеголовка, находящаяся на складе, не является оружием, как таковым, не будем же мы делать ядерные взрывы на своей собственной территории, это безумие. Поэтому речь идет о том, что какое-то количество боеголовок должно быть размещено на носителях российской триады: 1 : подводные лодки стратегического назначения, 2 : стратегическая авиация, 3 : ракетные войска стратегического назначения.

    Ракетные войска сегодня переживают резкое сокращение, так как старые виды ракет, которым уже неоднократно продляли ресурс, списываются. На смену им должны идти "Тополь-М" в шахтном и подвижном базировании. На смену носителям, которые эксплуатируются в составе военно-морского флота, должна прийти новая ракета "Булава-30", которая предназначена для установки на новых, только еще строящихся на "Севмаше" ракетоносцах, а также на подводных лодки типа "Акула" или "Тайфун". Это самые большие подводные лодки в мире, по западной классификации. Однако, мы видим, что в условиях недостаточного финансирования программ "Тополь-М" и ракетного комплекса "Булава-30", и недостаточного финансирования строительства новых подводных ракетоносцев 955 проекта "Борей", реально возникает ситуация, вынуждающая нас действительно снижать ядерный уровень до какого-то порога. Просто их негде будет размещать.

    Игорь Шишкин: Вы хотите сказать, что это создание хорошей мины при плохой игре? Что у нас все равно выйдут из строя наземные стратегические баллистические ракеты, все равно списываются и не строятся атомные подводные лодки, и поэтому генералы вынуждены говорить, что мы ради мира во всем мире снижаем порог? А на самом деле, им деваться некуда, им нечего выставить?

    Игорь Коротченко: Возможно это и так, но возможна и другая интерпретация, что наше российское общественное мнение готовят к тому, что мы не будем вкладывать существенные средства в перевооружение российской стратегической триады. В чем еще опасность снижения порога ядерной готовности ради мира во всем мире?

    Игорь Шишкин: Да, чем это грозит нам?

    Игорь Коротченко: Это происходит на фоне масштабного развертывания системы противоракетной обороны США. Более того, об этом во втором пункте мы поговорим, в ближайшие недели ожидается директива Буша о том, что Соединенные Штаты Америки в одностороннем порядке примут решение о развертывании вооружений в космосе. Таким образом, как бы речь идет о создании космического эшелона ПРО, где знаменитые кадры звездных войн станут уже не фантастикой. Это будут боевые космические платформы с лазерами, с кинетическим оружием, выведенные в космос, которые будут находиться на орбите над территорией России, над основными ракетоопасными направлениями. Они смогут уничтожить те несколько сотен наших ракет в том случае, если США захотят решить судьбу мира в одностороннем порядке.

    Гипотетические варианты развития ситуации предполагают, что нанесение первого удара обезоруживает наш ядерный потенциал, а оставшиеся у нас несколько десятков ракет будут уничтожены этим космическим эшелоном ПРО США. Таким образом, мы убираем краеугольный камень международной безопасности, что может привести к взаимному ядерному уничтожению. У Соединенных Штатов Америки будут развязаны руки для любых односторонних действий. Мы окажемся в ситуации Ирака, когда его безнаказанно бомбили, а любые попытки сопротивления подавлялись с помощью высокотехнологичных средств вооружения, но только это будет уже другой уровень : ядерный и космический.

    Игорь Шишкин: Если я вас правильно понимаю, то количество стратегических носителей необходимо для того, чтобы США знали, что в случае первого удара, сколько бы они ни вложили в него сил, все равно до их территории доберется столько ответных боеголовок, что лучше сюда не соваться. То есть, эти сокращения именно напрямую связаны с вопросом безопасности страны?

    Игорь Коротченко: Совершенно верно. Можно сказать, что США и Россия : это два шахматиста, которые на геополитической карте мира пытаются вести игру. При этом набор шахматных фигур у Соединенных Штатов гораздо шире, чем у нас. Мы изначально оказываемся в проигрышной ситуации. Помимо этого, к нашему виску американцы приставляют пистолет. И попробуйте поиграть. И на каких условиях вы будете играть с таким противником? Может быть, дело до военных действий и не дойдет. Но!

    Игорь Шишкин: Главное вовремя приставить пистолет.

    Игорь Коротченко: Да. И вот эти системы ПРО как раз, когда мы будем ради мира во всем мире сокращать свой ядерный потенциал, в конце концов, и создадут ситуацию, когда нам приставят к виску пистолет и скажут: "Не рыпайтесь, когда мы будем решать вопрос с Лукашенко, не рыпайтесь, когда мы будем делать зачистку по тем лидерам, которые еще пытаются нам сопротивляться во всем мире". Это силовой потенциал.

    И как раз наличие ядерного потенциала, достойного России, не позволит Соединенным Штатам Америки вести разговор с нами с позиции силы. Это позволит новому поколению российских политиков, которое придет в Кремль к 2008-2012, 2014-2016 годам, разговаривать с Соединенными Штатами Америки свободно, не будучи жертвой, которой приставили такой вот пистолет. А это очень важно. Тем более, что с финансово-экономической точки зрения у России имеются все необходимые ресурсы для того, чтобы абсолютно без каких-либо напрягов для государственного бюджета, без ухудшения жизни населения страны в целом, достойно профинансировать в приоритетном порядке такие важные военные программы, как развитие стратегических ядерных сил России.

    Игорь Шишкин: Еще один момент, на который, я думаю, стоит обратить внимание. Все же за последние десятилетия в общественное сознание, даже в подсознание, вбит тезис, что никакого ядерного противостояния не может быть в принципе. Но если это невозможно, то зачем Соединенные Штаты собираются разворачивать над территорией России все эти перехватчики ядерных боеголовок. Неужели там кто-то действительно думает, что сейчас Кремль даст команду атаковать Соединенные Штаты? Смешно.

    Еще один пример из деятельности американской администрации. Говорится о том, что не может быть, что с Россией будут разговаривать, как с Ираком. Но, извините, Буш подписал недавно указ, по которому будут создаваться силы оккупационной администрации быстрого реагирования. Он сказал, что в те государства, которым нужно быстро помочь построить демократию, нужно сначала забросить десант опытных управленцев, то есть, управляющих оккупационного режима. В списке таких государств есть уже Украина. По этому указу туда будет заброшено подразделение, которое ведает оккупационной демократией. Почему это невозможно для нас в такой системе, я не представляю.

    Игорь Коротченко: Россия за последние три:четыре года полностью самоустранилась в таких ключевых вопросах как расширение НАТО, мы сегодня вообще не препятствуем этому расширению ни на политическом, ни на военном уровне, мы ничего не имеем против того, что американцы создают свои военные базы в бывших республиках Советского Союза. Речь идет об открытии баз в Азербайджане. Речь идет о том, что на Каспии будут созданы фактически собственные силы быстрого реагирования, которые позволят американцам держать этот важнейший нефтеносный участок под своим контролем. В этих условиях у США развязаны руки, поэтому сегодня возможны любые сценарии. Россия не демонстрирует свою политическую волю. А я вам скажу, что это ведь в Европе все аплодируют Соединенным Штатам Америки, а в арабском мире, а в Латинской Америке есть масса государств, которые призывают к созданию единого антиамериканского фронта.

    Игорь Шишкин: Как в свое время создавался антифашистский единый блок.

    Игорь Коротченко: Конечно. Почему нам не создать некий аналог Варшавского договора в Латинской Америке? Там очень много стран, которые не просто готовы закупать в России оружие, но и выступить фактически лидерами единого антиамериканского фронта, например, Венесуэла. Если они под нашим боком расширяют НАТО, давайте вооружим Латинскую Америку, окажем ей политическую, экономическую военную помощь, чтобы укрепить те страны Латинской Америки, которые занимают антиамериканские позиции. Они укрепляют наших противников в СНГ, давайте укрепим противников США в Латинской Америке.

    Игорь Шишкин: Нормальный, симметричный ответ.

    Игорь Коротченко: Абсолютно. Потом, в конце концов, есть Куба, есть режим Фиделя Кастро, который с распростертыми объятиями снова позволит нам открыть те или иные базы на Кубе. Ну, почему нам в ответ на открытие американских баз у нашей границы под видом борьбы с терроризмом, не открыть под видом борьбы с терроризмом опять Центр электронной разведки на Кубе?

    Игорь Шишкин: Там же их полно, террористов, сплошь бродят.

    Игорь Коротченко: И мы даже Соединенным Штатам будем давать разведывательную информацию по терроризму. Можно нормально все это делать, но нет политической воли у наших руководителей.

    Игорь Шишкин: Еще одна тема : предполагаемый выход вооруженных сил Соединенных Штатов в космос. Если я не ошибаюсь, в свое время между Советским Союзом и Соединенными Штатами была достигнута договоренность, или даже подписана международная конвенция, что космос : вне войны. Конечно, туда летали советские и американские офицеры, запускались спутники-шпионы, но оружия там не было. И вот сейчас приходит сообщение о том, что Буш готовится подписать указ, открывающий двери в космос Пентагону.

    Игорь Коротченко: Видимо, мы этот шаг США тоже воспримем с пониманием, ради мира во всем мире. Я шучу, конечно, но на самом деле, это грозит коренным образом изменить вообще всю ситуацию в мире. Дело в том, что, развернув оружие в космосе, США смогут по своему усмотрению диктовать условия тем государствам, которые хотят осваивать космос, смогут заставить согласовывать с ними космические программы. Более того, вероятнее всего речь пойдет об односторонних инспекциях выводимых на орбиту космических аппаратов, и любой космический аппарат без санкции США выведенный на орбиту в космос, либо будет уничтожаться, либо к нему будут подлетать "Шатлы" и забирать его на инспекцию.

    Игорь Шишкин: Все это ради борьбы с терроризмом. А вдруг террористы что-то там выведут в космос.

    Игорь Коротченко: Да. На самом деле, это вещь очень страшная, это могут быть еще более серьезные последствия, чем выход США по договору по ПРО. В данном случае мы будем иметь место с коренным поворотом в развитии человеческой цивилизации, когда одна сторона, одна сверхдержава по своему усмотрению будет диктовать вывод в космос любых нагрузок, которые будут запускаться с территории других суверенных государств. Если США монополизирует военный космос, они просто будут сбивать все космические аппараты, смогут создать в конечном итоге, систему супероружия, с помощью которого уже из космоса будут вести боевые действия на земле. Это будет мировая гегемония, то, чего добивался Гитлер, начиная вторую Мировую войну.

    Игорь Шишкин: Почему я и говорил об антифашистском блоке.

    Игорь Коротченко: А, что самое интересное, кто сегодня заявляет о неприятии этих планов Вашингтону? Как сообщает "Financial Times", старший советник российского посольства в Вашингтоне Владимир Ермаков созвал пресс-конференцию, на которой выразил неприятие планов американцев милитаризировать космос. Он сказал, что Москва будет решать данную проблему по дипломатическим каналам. Такую пресс-конференцию должен проводить либо Путин, либо министр иностранных дел России Лавров, но никак не старший советник российского посольства в Вашингтоне, которого в упор не будет видеть никто, кроме журналистов, которые попытались сделать из этого сенсацию.

    Почему сегодня молчит Кремль? Ведь информация по каналам внешней разведки, по каналам ГРУ, по каналам электронного шпионажа, по каналам ФСБ приходит. И делать демарши относительно того, что США не должны размещать вооружения в космосе, должны первые лица государства. Более того, я думаю, что если российская дипломатия еще жива, и что-то из себя представляет, необходимо в срочном порядке созвать экстренную международную конференцию с участием великих держав. На этой конференции следует четко сформулировать мнение международного сообщества о том, что подобные действия США будут означать фактическую агрессию против всех остальных государств мира, что это : неприемлемый шаг, что мировое сообщество категорически осуждает такие планы, а в случае начала их реализации будет предпринимать адекватные действия. Вот тогда в Вашингтоне будут обращать внимание на позицию Москвы и других стран.

    Игорь Шишкин: Но все же, честь и хвала этому советнику посольства, что он это сделал.

    Игорь Коротченко: Да. Но не серьезно. Такие вопросы коренного международного переустройства надо решать на совершенно другом уровне.

    Игорь Шишкин: Игорь Юрьевич, вы сейчас сказали про международную конференцию. Такая тема уже касается всего мира, а не только России и США. Здесь уже не могут остаться безучастными ни Китай, ни Индия, ни даже Европа, несмотря на то, что они все в блоке НАТО. Как вы полагаете, в какой мере Россию сможет спасти чужая активность? Мы, как всегда, скажем, что понимаем озабоченность Соединенных Штатов, как выражался Лавров, действиями террористов. Если они угнали "Боинги", то завтра они угонят и космический аппарат и из космоса обрушатся на Вашингтон. Мы это понимаем. Но вот будут ли это понимать в Китае, в Дели, в Токио?

    Игорь Коротченко: Этой работой и надо заниматься. Любые такие шаги носят системный характер. Должна быть президентская директива Путина, которая поручает специальным службам, МИДу, администрации президента, правительству предпринять комплекс мер по практической подготовке почвы для хотя бы проведения элементарных политических консультаций, к примеру, между соответствующими министерствами, ведомствами России, других государств, которые не приемлют планы милитаризации космоса. Более того, есть много форматов международных консультаций. Даже ради борьбы с терроризмом и ради мира во всем мире нельзя отказываться от национального суверенитета России в космосе. Это уже недопустимые вещи.

    Игорь Шишкин: Почему бы ради мира во всем мире не взять просто и не застрелиться? Та же логика.

    Игорь Коротченко: Меня больше всего пугает в данной ситуации паралич политической воли официальной Москвы. Я вас уверяю, в мире достаточно сил и режимов, в том числе и достаточно благопристойных, с точки зрения тех же США, с которыми можно консолидироваться на антиамериканской основе. Последняя бразильская конференция показала колоссальный протестный потенциал на уровне политических лидеров крупнейших государств Латинской Америки. Венесуэла заявила, что необходимо создавать, в противовес ОПЕК, новую нефтяную организацию, которая будет диктовать свои цены, воздействуя на администрацию США. Почему нам не поддержать одну из крупнейших нефтедобывающих стран, которая входит в пятерку лидеров по нефтедобыче?

    Есть протестный потенциал у других стран Латинской Америки. Надо просто работать с этими государствами, надо проводить консультации, вырабатывать меры, которые не позволят Соединенным Штатам Америки в одностороннем порядке диктовать миру, как надо жить, по каким правилам играть, кто достоит выходить в космос, а кто не достоин. Необходимо выработать четкую государственную позицию. И генератором этих идей, генераторов импульсов воли должно стать первое лицо в государстве : президент Владимир Путин.

    Игорь Шишкин: Я хотел бы вернуться к первому сообщению, которое мы разбирали. Президент говорит о том, что мы будем разрабатывать новые стратегические вооружения, и подразумевает, что мы будем ими обладать. А генерал говорит: разрабатывать : не значит обладать. Что это означает?

    Игорь Коротченко: Я бы на месте верховного главнокомандующего дал поручение соответствующим ведомствам узнать, действительно ли это слова начальника 12-го ГУ Минобороны, и если он действительно это сказал, я бы этого генерала снял бы с должности публично, потому что подобные высказывания дезавуируют заявление президента России. Это во-первых. А во-вторых, мы этим самым даем сигнал, что вся эта демонстрация мускулов : блеф. С другой стороны, "разрабатывать, не значит обладать" можно интерпретировать и так, что система "Тополь-М" и ракетный комплекс "Булава" разрабатываются в единичных экземплярах, для опытных пусков, но серийного выпуска этих систем вооружения не будет. Но когда у нас уже накоплено 150 или 160 миллиардов долларов золотовалютных резервов, когда у нас ломится от избытка денег стабилизационный фонд, давайте мы из этой суммы 10 миллиардов долларов пустим без всякого ущерба на серийное производство системы "Тополь-М" и ракетного комплекса "Булава". Этих денег более чем хватит.

    Игорь Шишкин: Заработают заводы, люди начнут получать заработную плату. По цепочке это пойдет далеко.

    Игорь Коротченко: Если это не делают, то у меня лично, как у гражданина, патриота, офицера, только один вывод: действует "пятая колонна". Она сознательно, сознательно, я подчеркиваю, препятствует тому, чтобы Россия обладала соответствующим ядерным статусом. И этими людьми должна заниматься Федеральная служба безопасности, как государственными преступниками.

    Игорь Шишкин: Вы сейчас сказали про "пятую колонну". Именно этот вопрос я и хотел вам задать. Если президент, верховный главнокомандующий, заявляет о том, что мы намерены развивать наши стратегические ядерные вооружения и создавать принципиально новые виды вооружений (мы исходим из того, что, если президент это говорит, то он не занимается пиаром, а говорит то, что думает), а затем высокопоставленный генерал заявляет о том, что разрабатывать : не значит обладать, это означает, что этот генерал чувствует за собой определенную поддержку. Он знает, что может себе это позволить. Может быть, это и означает уже некую группировку, ту самую "пятую колонну"?

    Игорь Коротченко: Я так не думаю. Мое мнение: либо это было сказано не сознательно, либо эти слова вырваны из контекста, либо это некорректное цитирование. Но в любом случае, если это было сказано, генерала надо наказывать. Но искать "пятую колонну" надо не среди военных, а среди тех министров, которые проводят определенную политику. Мы видим на примере того же бывшего министра Адамова, что в российском правительстве были, и, я думаю, остаются сегодня министры, которые фактически занимаются отмыванием денег, перекачкой государственных средств на собственные валютные счета. Должна проводиться нормальная, оперативная, агентурная работа по линии Федеральной службы безопасности в отношении тех министров, чья деятельность не только вызывает серьезную озабоченность общества, но и должна вызывать серьезную озабоченность у наших органов. Деятельность отдельных членов кабинета премьер-министра Фрадкова вызывает сегодня массу вопросов. Необходимо выяснять, в том числе специальными методами и средствами спецслужб, почему тот или иной министр занимает ту или иную позицию, которая прямо вредит интересам России. Но вообще-то, проще таких министров снимать с должности, как только их деятельность перестает устраивать главу государства, а не заниматься их оперативной разработкой.

    Игорь Шишкин: Вы сейчас упомянули дело Адамова. Россия зашевелилась. Вроде бы, выписан ордер на его арест.

    Игорь Коротченко: А где была наша Генпрокуратура, которой антикоррупционный комитет Госдумы давно передал материалы на Адамова? Нам заявляли, что состава преступления нет. Теперь, спустя пять или шесть лет, заявили, что состав преступления есть. Не могу не упомянуть дело Квачкова. Опять же типичный политический заказ, ищут националистические организации среди отставных офицеров. А есть масса громких нераскрытых дел. От прокуратуры ни гу-гу, молчок, ничего добиться не можем.

    Игорь Шишкин: Реальные враги народа, которые разваливают страну, ходят на свободе, ездят в "Мерседесах".

    Игорь Коротченко: Покупают клубы, переводят капиталы. И ! "состава преступления нет". Удивительные вещи, которые вызывают, конечно, глубокое негодование и возмущение у любого здравомыслящего человека. Неправильно, когда наши прокурорские структуры так себя ведут. Это выходит за рамки элементарного приличия.

    Игорь Шишкин: Кстати сказать, когда они выходят вот так за рамки элементарного приличия, они тем самым еще и теряют лицо на международной арене. Ведь все понимают, что, если швейцарская и американская прокуратуры все знают про дело Адамова, то, как могла московская Генеральная прокуратура этого не знать? Более того, сейчас в западной прессе появились сообщения, что в ближайшее время (может быть, это утка, может быть, и нет, в наше время все возможно) будет возбуждено уголовное дело в связи с делом Адамова на еще одного, уже действующего министра. Он контролировал фирму, через которую проходило все финансирование по отработанному ядерному топливу. Это тоже будет немалая бомба. Там знают, что этот министр обладает этой фирмой, знают, что через нее прокачиваются деньги. Здесь никто этого не знает, зато все знают, как Квачков закладывал бомбу.

    Игорь Коротченко: Но по логике вещей, после того, как Абрамович публично демонстрирует десятки миллионов долларов, на которые он покупает какие-то вещи, при этом являясь высшим федеральным чиновником (он же, в конце концов, губернатор?) Генеральная прокуратура должна была немедленно возбудить уголовное дело или, как минимум, проверку, откуда такие средства у государственного чиновника Абрамовича.

    Почему Сергей Степашин публично не побоялся заявить, что по делу Абрамовича имеется масса претензий, а Генеральная прокуратура молчит? А, в конце концов, эта же самая Генеральная прокуратура, я считаю, подготовила почву для того, чтобы у нас применялась политика двойных стандартов. Вот сейчас мы должны как бы дружно осуждать Ходорковского. Мы осуждаем, да. А этим самым как бы создается база, что противная сторона пытается использовать дело Ходорковского для того, чтобы обвинить прокуратуру в выполнении неких политических заказов.

    Игорь Шишкин: Политический заказ. Почему не сажают остальных тогда?

    Игорь Коротченко: Почему, действительно, не сажают Абрамовича? Давайте Абрамовича посадим рядом.

    Игорь Шишкин: Все те же обвинения можно ему предъявить.

    Игорь Коротченко: Давайте посадим рядом других нефтяных олигархов. Необходима национализация нефтяной промышленности. Если есть политическая воля, это можно сделать. Я еще раз говорю, есть масса двойных стандартов: одним можно все, а другим нельзя ничего. А третьих по надуманному поводу ловят и сажают в тюрьму, для того, чтобы найти некие мифические подпольно-офицерские ячейки.

    Игорь Шишкин: При этом все замыкается на стратегическую и ядерную безопасность. Здесь все взаимосвязано.

    Игорь Коротченко: Россия молчит, а американские и западные СМИ уже расписывают, что нас ждет в будущем.

    Игорь Шишкин: Будем надеяться, что их апокалипсические сценарии все же не сбудутся, потому что молчаливая Россия имеет силы.

    Игорь Коротченко: Безусловно. У нас есть все возможности для того, чтобы быть самодостаточным, мощным, развитым государством, которое зависит только от самого себя, но не от чужой воли.

    Игорь Шишкин: Спасибо, Игорь Юрьевич. Наше эфирное время истекло. До свидания.
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей