Рассказ Скифа в целом виде

Тема в разделе "Литературное творчество участников форума", создана пользователем Admin, 10 авг 2007.

  1. Admin

    Admin Администратор Команда форума

    Регистрация:
    24.08.05
    Сообщения:
    1.356
    Симпатии:
    68
    Для замечаний, дополнений, а также вопросов автору существует тема http://www.rusarmy.com/forum/viewtopic.php?t=1950

    В этой же теме большая просьба не писать.



    Часть I

    …Внезапно выскочивший «Апач» шел, практически царапая брюхом верхушки деревьев.Я успел лишь вскинуть Калаш,судорожно вспоминая, в каком из стволов подствольника заряжена кумулятивная граната. Если бы я, выйдя полчаса назад на окраину этой опушки, не решил обойти ее кромкой леса, то он в аккурат застал бы меня на открытом месте. Хотя….Я посмотрел на часы, он вообще не должен был появиться в это время. С тех пор, как наши стали регулярно подрывать электромагнитные импульсные боеприпасы над линией фронта, выводя из строя электронику противника, можно было с уверенностью сказать, в какое время он будет скован в своих возможностях. А тут….Не, пора срочно сховаться куда нибудь, переждать ночь. Тем более уже скоро начнет смеркаться, а сумерки длятся недолго – сразу темнеет. Что поделаешь – горы. Что у нас на тренировочной базе в Чечне, что здесь – в Румынии.
    До предгорий оставалось протопать часа два, а там найду какую нибудь пещерку и переночую. Проверив подствольник, хм….а кумулятивной там и не оказалось, зря я надеялся. Как всегда, мое любимое сочетание: одна фугасная ВОГ-60 и две осколочных ВОГ-63. Ну да смысла перезаряжаться уже не имело. Вряд ли меня кто то конкретно ищет. Да и с оставшихся спутников наблюдать за одиночкой, бредущим в тылу не будут – не до этого. Мало их осталось, спутников – то, почитай к концу июля уже почти все посбивали, что наши, что их.
    Странные они все таки люди – американцы. Странная у них любовь к датам. Ну ладно они своего первого астронавта запустили в космос 12 апреля, черт с ними. Но начинать войну 22 июня 2041 года против России – даже не знаю, дурость это или излишняя самоуверенность.
    Пещерку я нашел практически сразу. То что надо – небольшая, малозаметная и сухая. Маленький костерок горел без дыма, можно теперь и посмотреть, что там у меня в РД. Мдя….Сколько нового вооружения и оборудования в ВС России, а сухпай остался прежним. Мне про эту перловую кашу с мясом еще батя рассказывал. Говорят, что отдельные части снабжают новыми ИРП, но они мне еще не попадались. Ну ладно, поужинаем тем, что нам зампотыл послал.
    Каша оказалась вполне ничего, я даже специально посмотрел на дату изготовления, грешным делом подумав, что их наготовили немеряно в начале века. Но нет – свежая. Теперь загасив костер и насторожив сигналку, можно и поковыряться в ресурсах старой Сети. Ноутбук у меня Нижегородский, в принципе Владивостокские тоже ничего, но в Нижнем делали версию для экстремалов – в титановом корпусе.
    Вот он, один из моих любимых адресов: www.rusarmy.com. Как раз сегодня я собирался просмотреть тему про исследования дна Северного Ледовитого Океана. Во-первых, дед мой тогда ходил стармехом на «России». Во-вторых, эти исследования и привели мир к этой войне. После долгих споров в ООН, шельф таки признали нашим, а с ним и все залежи газа и нефти, которые год от года сокращались. И если в Сибири еще хватало этого добра, то в Штатах они стремительно сокращались. Из Ирака они ушли еще при Хиллари, с Ираном воевать не имело смысла, ибо это решило проблему на десяток лет – не больше. Так что Россия оказалась единственным препятствием к господству над 80% углеводородов. И вот очередной Буш ( внук и правнук) это все и начал. Слава Богу, что в 2027 году государства окончательно расстались с ОМП, а то сейчас тут творилось бы страшное. А так….Схлестнулись два крупнейших и сильнейших государства в мире. Один на один практически. Только почти все страны Восточной Европы и Прибалтики оказались по разные стороны баррикады с нами. Блок НАТО к тому времени уже был чисто фиктивным. Даже Англия и Израиль не поддержали Штаты, мало того, в Израиле была сформирована бригада «Бриз» из добровольцев и отправлена окольными путям в Россию. Сейчас она под Питером, на границе с Эстонией, там мы не потеряли ни метра своей земли. А вот Белоруссию и Западную Украину мы потеряли почти всю и быстро. Но…Пришли морозы и мы потихоньку вернули потерянное. К тому времени нас, резервистов, уже сколотили в подразделения и в штурме Минска я принимал участие. Вообще то наша бригада была заточена на действия в горах, но тогда в Минск бросали всех, уж больно поляки там лютовали. С тех пор пленный поляк – очень большая редкость, и если юсовцев иногда берут, то поляков приводит только разведка.

    Теперь наша бригада на южном фланге фронта, вместе с полками Запад и Восток, бывшими одноименными чеченскими батальонами. Там в основном мои сверстники, в основном родом с Северного Кавказа. Из тех, первых бойцов этих батальонов осталось несколько командиров. Остальные ветераны, те кто выжил после обороны Цхинвали в 2016 в основном служат на инструкторских должностях на горных полигонах. Они то нас и готовили.Да… Совсем мало их осталось, но и Грузия теперь лет сто головной болью не являеться не будет.

    Теперь осталось применить полученные навыки на практике. Как писали на старом форуме в те времена – самая большая наша проблема это вражеская авиация. К поколению 5+ мы их практически догнали, и наши «Су-42» и «МиГ-45» вполне успешно боролись с их «F-40», но пока перевес был на их стороне. Вот почему нас и отправили на этот аэродром, вывести по возможности из списка боеспособных максимальное количество самолетов, и из списков живых – максимальное количество пилотов. Все – теперь спать, завтра последний переход до точки операции.


    К аэродрому я вышел удачно, никого не встретив и обойдя патрули еще засветло.Уже два часа наблюдаю за базой и системой охраны. Через час начнет темнеть, через 65 минут «Искандеры-М» выведут электронику из строя, а потом начнется моя работа. Пора и собираться. Надев ПУ, я услышал легкое пощелкивание, какое бывает, если человек изображает цокающую лошадь. Значит кто то из наших поблизости. Полчаса рассматривал окрестности в бинокль, пока его не обнаружил. Это Артем – наш снайпер. Еще один привет из Сети. Один из Старых – Белый, теперь начальник школы снайперов. Артем там и учился. Ого…да он с собой ОЦ-200 приволок, как здоровья хватило. Зато теперь он их с двух километров достанет. Советовали ему ВССУ взять – не послушал, и правильно. Упрямый, черт, как тот Бриз, как израильтяне – добровольцы из бригады его имени. Как они тогда мост держали, когда эстонцы в атаку пошли, зубами. Держали до тех пор, пока наши всю Псковскую десантную дивизию в тыл наступающим не высадили. Почти два полка этих новых эсэсовцев подчистую вырезали.

    Ну все, минутная готовность. Вырубить все приборы, привести дыхание и сердцебиение в норму, прочитать молитву…Зуммер в ПУ – сигнал атаки….Пошли, пошли, пошли….
    Тянуться со склонов огненные струи к бронетехнике у КПП – это наши гранатометчики. Тоже дошли значит… Падают часовые у пулеметов – это Артем расчищает мне дорогу. Успеваю только одного снять короткой очередью и все, я на территории базы. До казармы летного состава 200 метров.. 150… Выскочивших из дверей укладываю очередью от бедра, добавляю туда гранату. Хорош все таки наш новый калаш, калибра 6,5. И кучность как у прежнего и валит практически так же гарантировано, как легендарный 47-й.
    Оставшиеся две гранаты – в окна… Перезарядиться….Ворвался в кубрик…Пилоты сгрудились в кучу, на лицах растерянность. Увидев меня некоторые тянуться к кабурам, некоторые поднимают руки… Пленные мне не нужны, как я их к своим 180 километров тащить буду… Строенный залп из подствольника оставляет здоровенный синяк на плече, ничего – потерпим… Добавляю магазин в то месиво, что оставляет после себя осколочная…Никто не должен и не сможет выжить после этого…Быстро…Подобрать Кольт – Артем просил трофей…Сорвать несколько нашивок – за летчиков дают неплохие премиальные…Все, моя работа закончена, на летном поле работает другая группа…

    Осталось вернуться к своим….



    Часть II

    …Артем уже ждал у моего рюкзака, который я скинул перед атакой.
    - Держи подарочек – я протянул ему Кольт.
    - Почище не мог подобрать? – Артем брезгливо держал пистолет двумя пальцами, стараясь не испачкаться.
    Я лишь пожал плечами. Всем уже была известна эта черта его характера – ворчать по поводу и без оного, поэтому на него никто не обижался.
    Ожила связь:
    - Зховайтись хлопци, подрываю пташек, - это Мыкола, наш главный спец по взрыванию чего либо. Хлебом не корми, дай заложить под что нибудь пару кило пластида, а лучше пять, а еще лучше – десять. Больше взрывания Мыкола любит только собак.Интересно, Рексика своего он в этот рейд взял? В принципе Рекс – зверюга понятливая и добродушная. Правда с комбригом у него отношения натянутые и кобриг платил ему взаимностью. Рекс на третьи сутки, после прибытия бригады на место дислокации, спер из командирской палатки кабуру с личным оружием комбрига. Кабуру у него отобрали на второй день, изжеванную до неузнаваемости, а пистолет запасливый песик где то прикопал. Комбриг рвал и метал. Саперы за два дня всю округу излазили с миноискателями. Нашли кучу консервных банок, три неразорвавшихся снаряда, клад с серебрянными монетами и штык-нож немецкий, времен Второй Мировой. Пистолет тоже нашли и вернули владельцу. Снаряды обезвредили, клад разошелся по бригаде на сувениры, а штык-нож комбриг забрал себе. Отчистил, и теперь таскал на поясе с таким гордым видом, будто лично отобрал его у Гудериана, предварительно расстреляв его танки из Нагана, и наказав Гейнца портупеей…
    На взлетке выросла сплошная стена огня. Вот и все, операция полностью закончена.Мы с Артемом посмотрели друг на друга, пожали руки, и он, подхватив свой РД, исчез в подлеске. Теперь каждому из нас снова предстояло в одиночку добираться до точки эвакуации….


    ….Я уходил от бывшей авиабазы уже почти четыре часа, когда слева раздался легкий металлический щелчок. Тело среагировало автоматически, посылая меня в кувырок вправо, но не успело. Удар… Растяжка выполнила свою работу…Темнота…



    ….Жутко болела голова, ног я не чувствовал, но темнота рассеивалась. Я приоткрыл глаза и увидел над собой закопченный гранитный свод пещеры.
    - Очнулся? – надо мной склонился высокий худощавый пожилой мужчина. Хотя нет, судя по его седым волосам и морщинкам вокруг глаз – я ему во внуки гожусь.
    - Очнулся? – снова спросил дед.
    Я кивнул. Сил едва хватало и на это.
    - Вот и хорошо. – раздалось справа.
    Скосив глаза в ту сторону я увидел еще одного дедка, который расположился за импровизированным столом, сооруженным из листа фанеры, водруженной на несколько валунов. Такой же седой, но покрупнее, с роскошной бородой и в тельняшке, он неторопливо перебирал содержимое моего РД, вываленное кучей на стол. Там же лежал «калаш», разгрузка валялась в углу.
    Так, теперь перевести глаза влево. У стены – импровизированные козлы, там два АКС – 74 и СВД. Охотники? Тогда зачем им автоматы? СВД теперь даже в учебных частях не найдешь – значит не солдаты.
    Кто они? Где я? И что со мной? Сплошные вопросы.
    -Твой? – перед глазами возник мой искореженный ноутбук.
    Я снова кивнул. Жаль, хорошая была игрушка. Когда теперь еще залезу в Сеть…Сеть!...Rusarmy…Ветка ВВС…
    Теперь я начал понимать, что мне показалось странно знакомым в том дедке, в тельняшке. Но…Тогда им сейчас под сотню. В принципе, если они успели попасть под программу вакцинации – то возможно. Когда же это было? Точно, в 2023 –м году была проведена поголовная вакцинация населения России. Медики – академики что-то там опять изобрели, какую то модификацию генов или ДНК. В общем она позволяла среди прочего продлить среднюю продолжительность жизни лет до 150. Подобные разработки велись во всех странах, но наибольших успехов добились японцы. Они заявляли, что их вакцина позволяла жить до 170 лет. Не знаю - не знаю, рано еще проверять. Китайцы вон опять пошли по своему любимому пути копирования и это привело к страшным последствиям…
    Я посмотрел на бородатого. Он набивал трубку, закончив с сортировкой моих вещей.
    - БВВАУЛ – 13, - прохрипел я.
    Рука с зажигалкой, тянувшаяся к трубке, замерла на полдороге.
    Я перевел взгляд на худощавого.
    - АВВАКУЛ – 70.
    В пещере повисла звенящая тишина и я благополучно отключился…



    …Гранитный потолок превратился в холодную липкую глину и давил мне на лоб. Руки почти не слушались, видимо их тоже завалило, но по сантиметру тянул их к голове…Пальцы наткнулись на мокрое холодное полотенце и я с облегчением стянул его с глаз. И снова увидел над собой склонившегося МиГа.
    - Оклемался?
    - Да..Вроде. Слова теперь давались легче.
    - Где я? – пришла пора мне задавать вопросы
    - Подобрали мы тебя. Километров пятьдесят от базы.
    - Что со мной? – еще один насущный вопрос
    - Жить будешь, - худощавый улыбнулся. – Ноги посекло, контузия, потеря крови, насколько я понимаю в медицине. Скажи спасибо своей игрушке, основную часть осколков он на себя принял.
    - Кто вы? – не менее важный вопрос
    - Да ты и так догадался, - он опять улыбнулся. – Правда я не могу понять как.
    Я – Юрий Николаевич, а он – МиГ кивнул в сторону ЛЕО, теперь я вспомнил его ник, - Александр Викторович.
    Викторович, задумчиво попыхивая трубкой, разглядывал мой автомат.
    - Ладная машинка, - изрек он. – Значит ты с той базы и шел? Славно вы там пошумели, славно. Ну что, еще шесть колотить?
    Он повернул калаш так, чтобы цевье было видно Николаичу, одновременно кивая на ряд нашивок, аккуратно лежавших на краю стола. Догадливый, подумалось мне. Как говорилось в старой легенде – старые бойцы еще на той войне отмечали убитых врагов зарубками на прикладе. Поэтому почти все наши также отмечали свои победы. Правда приклад железный, на нем зарубку не сделаешь, а ковырять цевье я не хотел, поэтому за каждого забивал маленький оконный гвоздик. И сейчас Николаич смотрел на семнадцать блестящих точек.
    - Пятнадцать – ответил я. – У вас и гвоздей то наверное нет.
    - Однако… Шустрый ты, внучек….



    Часть III

    ….Шустрые какие, черт бы их побрал.
    Полковник Стоктон аж скрипнул зубами от злости. Плеснув в стакан еще на два пальца виски, он приподнял его, зачем то посмотрел свозь стакан на лампу и залпом выпил.
    - Уже и пить начал как эти русские. – подумал он вдруг.
    А может достать из сейфа бутылку водки? Он грустно усмехнулся, вспомнив историю этой бутылки. Когда эти чертовы русские диверсанты выкрали капитана Симпсона прямо из его палатки, на его койке они оставили хорошую русскую «Столичную». После расследования ее тогда пришлось приобщить к делу, как вещественное доказательство. Но когда таким же образом исчез лейтенант Маклауд, бутылку, оставленную вместо его, полковник спрятал в сейф. Стало уже ясно, что это почерк одной и той же разведгруппы, действующей у него в тылу, а это пахло большими неприятностями. Нынешняя ситуация представлялась и вовсе катастрофой и в сейф ее не спрячешь.
    Он снова потянулся за виски, но одернул себя. Рано или поздно, но надо докладывать генералу, и представать перед ним в нетрезвом виде не стоило. Вздохнув, он утопил клавишу селектора…. Коннект…


    ...-Что - то еще, полковник?
    - Нет, сэр.
    Дисконнект..
    Генерал откинулся в кресле и негромко выругался, мешая английские и русские ругательства.
    - Третья за последние сутки. Поморщившись, словно от зубной боли, он повернулся к видеофону….Коннект…
    - Что у вас, Вудфорт? – Командующий был явно не в духе.
    - Час назад была уничтожена авиабаза в пятом секторе…
    - Еще одна??!! Эти чертовы русские коммандос хозяйничают в вашем тылу как на своем заднем дворе, а вы ничего не предпринимаете??!! Немедленно принять меры и доложить. Поднимайте всех, кто есть под рукой. Действуйте.
    Дисконнект.
    Генерал промокнул лоб носовым платком и расстегнул ворот мундира. Мягко мурлыкнул сигнал внутреннего вызова, и на экране возникло личико Лиззи, секретарши.
    - Генерал, к вам полковник Маннергейм.
    - Пусть заходит.

    Полковник Маннергейм, он же Хитрый Финн, он же начальник контрразведки, появился в дверях, держа под мышкой объемистый кейс.
    - Заходи Конрад, присаживайся. – Вудфорт указал на стул. – Рассказывай, что удалось накопать по этим случаям.
    Шеф контрразведки не торопясь открыл кейс и извлек на свет пухлую папку. Вудфорт слегка поморщился, Крнрад оставался верен себе, по прежнему работая с настоящей бумагой. Всякий раз, когда он приходил на доклад Вудфорт втайне надеялся, что контрразведчик наконец то извлечет из кейса флеш – дискету и можно будет просмотреть ее на экране терминала. Правда в консерватизме Конрада были и свои положительные стороны. Согласно заключенному с Лиззи пари, он в этом случае мог пользовать ее в своем кабинете, не ограничивая себя ни в чем.

    - Итак, Джон, - голос Маннергейма вернул генерала в действительность. – Вот что мы имеем на данный момент. Полностью разрушены три авиабазы. Потеряны несколько десятков самолетов, несколько сотен летчиков, охранников и техперсонала. Потери боеприпасов и топлива огромны, взлетные полосы гарантированно выведены из строя. Проще построить новые, чем ремонтировать эти.
    - О, Господи. – простонал Вудфорт – за сутки мы потеряли больше, чем за месяц от этих проклятых С-500. Продолжай.
    - У отдела контрразведки есть твердое мнение, что к разработке и воплощению плана атаки на базы причастен один и тот же человек. Мало того, на одной из баз он присутствовал лично.
    - На чем же основаны эти выводы, и кто он? – Уточнил Вудфорт.
    - Абсолютная чистота исполнения. – продолжил Конрад. – При атаке на две из трех авиабаз удалось уничтожить в общей сложности четырех русских коммандос. Третья база – исключение. Русские не понесли потерь, база уничтожена полностью. В радиусе трех миль не оталось ни одной живой души, ни одного целого строения. Вот его личное дело.
    Перед генералом легла толстая папка с большой цветной фотографией в углу.
    - По всем нашим базам данных он проходит как Авиатор. – подвел итог Конрад.
    - Он что, фанат Леонардо Ди Каприо? – попытался пошутить Вудфорт.
    - Не знаю, - честно признался Маннергейм, - чей он фанат, но имя Авиатор он получил из – за его специализации. Попросту говоря, авиабазы и самолеты на земле – это его конек. Помнишь ту историю с захватом самолета с русскими спортсменами после Олимпиады в Сочи?
    - Ты хочешь сказать… - Вудфорт слегка побледнел
    - Да, - кивнул глава контрразведки. – Это он и его ребята нас так сильно подставили.
    Вудфорт задумался. Он прекрасно помнил ту злополучную операцию. И боевиков – выходцев с Кавказа готовил лично он. Самолет они захватили успешно, посадили его в Ростове и выдвинули требования об отделении Северного Кавказа от России. Российское правительство подумало, и через шесть часов после захвата лайнера Аэрофлота на территории США начали твориться странные вещи. Как оказалось, семьи террористов все как один проживали в Штатах. Все они были захвачены неизвестной террористической организацией. Мало того, эта же организация захватила ровно восемь самолетов, как раз по числу террористов, захвативших русский лайнер и рассадив в каждый самолет по семье, подняли их в воздух. И это в стране, в которой действовали жесточайшие меры безопасности в аэропортах после 11 сентября. И еще, самолеты взяли курс на Кавказ, на родные города террористов. Заложники в Ростове были тут же освобождены, а захватчики закованы по рукам и ногам и отправлены в бронированном грузовике с сопровождением спецназа. Но до изолятора они не доехали. Освободившись, они попытались завладеть оружием охраны и сбежать, но были уничтожены. Во всяком случае так рассказывали спецназовцы, которые их охраняли. Один даже демонстрировал синяк под глазом, правда уж больно ехидной была его улыбка, которую он и не пытался скрыть. А восемь захваченных Боингов долетели до Черного моря, террористы, не передавшие в эфир ни словечка, выпрыгнули с парашютами, а самолеты пришлось экстренно сажать в Анкаре.
    - Его нужно остановить. – прошептал Вудфорт. – Если мы его не остановим сейчас и здесь, то нам придется ловить его в Штатах, где его целью, возможно будет борт номер 1.
    Конрад, поднимай всех кто у тебя есть, перехвати хоть кого нибудь из тех, кто разгромил базы.

    Охота началась….



    Часть IV

    ….- Вот такие дела, - Николаич снова потянулся за кружкой, в два гигантских глотка прикончил ее содержимое и, удовлетворенно крякнув, вытер губы тыльной стороной ладони.
    Вино было непременным атрибутом любого приема пищи. Снабжали их провизией раз в месяц с помощью транспортных контейнеров в принципе неплохо. Иногда охотились, когда хотелось свежего мяса. Но где они умудрялись добывать вино, не понимаю. Николаич в ответ на мои вопросы лишь хитро щурился и говорил: «Места надо знать, внучек». Лишь Викторович каждый раз, после употребления этих «ополосков», как он называл продукцию румынских виноделов, морщился. Ну еще бы, после стольких лет службы в Грузии и стольких литров прекрасного грузинского продукта. Немудрено, что местные производители заслуживали у него звания лишь «криворуких бездельников».
    - Ну вот. – Николаич очередной раз гулко стукнул кружкой об стол. – Как это все с американцами началось, я сразу рванул на призывной пункт, и там уже Сашку встретил. Конечно, в строевые авиачасти мы и не надеялись попасть, но хотя бы в штурмана. Куда там…. Там и без нас народу хватало, и помоложе, и поздоровше. Ну и приписали нас в отдел спецопераций. А что, за новинками иностранными мы следили, техникой новой интересовались, Сашка Черное море и окрестности знает, да и на бойцов мы не похожи. Вот и стали мы авиапартизанской разведкой. Вот, на базу вас навели.
    - Они, кстати эту базу забросили, стали новую сооружать, неподалеку. – выпустив клуб дыма в потолок, добавил Викторович.
    Хорошо, подумал я, значит задание выполнено полностью, на сто процентов. Точнее на девяносто. Вот вернусь в бригаду, тогда и можно будет сказать, что операция закончена. Самое позднее послезавтра мне нужно уходить отсюда к побережью, к точке эвакуации. Если задержусь дольше, то не успею к последнему сроку, катера уйдут на базу и придется добираться окольными путями, а этого ох как не хотелось.


    … В приемной послышался жалобный писк адъютанта. Дверь в кабинет распахнулась и на пороге появился генерал Вудфорд, мрачный как песни Нирваны. Грузно плюхнувшись в кресло, он махнул рукой вскочившему Маннергейму.
    - Садитесь, полковник
    Бледный перепуганный адъютант осторожно закрыл дверь.
    - Конрад, что за липу вы мне подсунули? – начал разнос Вудфорд. – Твои ребята что, насмотрелись кино и решили поиграть в охотников за привидениями?
    - Что ты имеешь в виду, Джон? – уточнил Хитрый Финн.
    - Я перепроверил твою информацию по Авиатору. – соизволил слегка успокоится генерал. – Все источники утверждают, что он был ликвидирован группой «Дельта» в 2030 году в Приштине. А ты откуда то достаешь его пыльную мумию и пытаешься повесить на него свои промахи, как на живого.
    - Вот ты о чем. – Конрад задумчиво вертел в руках карандаш. – А тебе известно, что наша группа почти полностью была уничтожена при невыясненных обстоятельствах. В живых остался только один «дельтовец». Он то и рассказал об уничтожении вертолета, на котором предположительно находился объект. Причем к тому времени он уже находился в сумасшедшем доме и достоверность этой информации очень сомнительна. Это мог быть и бред умалишенного. Вертолет действительно был сбит, но достоверно опознать ни одно из тел не удалось.
    - Тогда почему все считают его погибшим? – продолжал недоумевать Вудфорд.
    - Следующие одиннадцать лет о нем не было ни байта информации. – Пожал плечами шеф контрразведки. – Поэтому все признали ликвидацию успешной. Но вот тебе еще одно доказательство. – он подтолкнул к собеседнику лист бумаги, лежащий на столе. – Получили сегодня от нашей агентуры у русских.
    Вудфорд принялся разбирать мелкий почерк шифровальщика. Когда он поднял глаза, вид у него был слегка растерянным.
    - Выпьешь? – поднялся из-за стола Маннергейм.
    - Пожалуй. – согласился генерал. – Ты опять оказался прав, агенты действительно подтверждают его присутствие на нашем участке фронта. – Спасибо. – он принял стакан.
    - А что с перехватом коммандос?
    - Эти твои дубоголовые морпехи. – скривился Хитрый Финн. – Они устроили кучу засад на границе с Западной Украиной и неделю впустую кормили комаров, пока не получили команду прекратить перехват.
    - Куда же по твоему, делись диверсанты?
    - Я думаю, что они проводят эксфильтрацию с побережья. – Конрад сделал глоток. – Тем более за последнее время там пропало несколько патрулей румынских подразделений.
    - Может стоит перебросить им в помощь наших пехотинцев? – поинтересовался Вудфорд.
    - Бесполезно. За две недели, прошедшие с момента атаки на базы, можно не только добраться до Черного моря, но и проникнуть в Бухарест, захватить 847-й Боинг и с комфортом улететь к себе в Севастополь…


    ….От Стариков я ушел вчера утром. Времени оставалось в обрез и находится в пещере было дольше нельзя. Теперь мне предстояло преодолеть примерно 80 километров за три дня.
    Неприятности начались километров за тридцать до цели. Уже смеркалось, и я подумывал подыскать место для того чтобы покимарить пару часиков, когда почуял запах дыма. Дыма, как говорится в народной мудрости, без огня не бывает. А огня – без человека, добавил я про себя. Что ж, этого следовало ожидать. Судя по карте – впереди наиболее удобное место для засады. Слева – горный склон, справа – река делает петлю, сужая проход до минимума, и обходить источник дыма – значит потерять массу времени. Ладно, пойдем посмотрим, кто это там у нас так демаскирует себя, и по чьим трупам мне придется проложить дорогу к морю.
    Так и есть. У костра, который теперь находился в двадцати метрах от меня весело что то лопотали на своем трое в форме румынской армии. Отвратительное несение караульной службы. Готов поспорить на что угодно, и автоматы у них на предохранителях. Они максимально облегчали мне задачу, но все же она была тяжела – убрать всех, быстро и без шума. Как говорится, полцарства за парочку метательных ножей, ну или четверть – за один. Дождался, один из часовых сделал знак собеседникам и они замолчали, нажал тангенту и коротко что то доложил в рацию. Сеанс связи закончен, следующий через вечность…Пора…Перехватив десантный нож в левую руку, я пару раз подкинул небольшой, но увесистый булыжник, привыкая к его весу. Выдох…Вдох…Из положения лежа стартую к костру…
    Я преодолел уже половину дистанции, когда все трое начали поворачивать головы в мою сторону, и тут же метнул камень. Есть…Гранитный обломок с хрустом впечатался в висок самого дальнего….Минус один…Перехватив нож в правую лезвием к себе, за два шага я прыгаю… Взмах справа налево и горло бойца с легким чмоканьем разваливается пополам…Приземляюсь справа за спиной начинающего оседать на землю тела…Перекат…Бросок…Нож с шелестом режет воздух…Последний солдат валится рядом с костром, судорожно хватаясь за рукоять…Финиш…
    Бегом за РД и автоматом. Теперь вернуть нож, вывести из строя рацию, оставить подарок в виде Ф-2 под трупом. Кольцо я оставил там – же, кто найдет – тому приз. Теперь ходу отсюда. На бегу посмотрел на часы – 2-08. Посчитаем. Связь у них через два часа, когда не ответят, патруль будут вызывать минут 10-15, потом отправят группу проверить. Итого у меня не более двух с половиной часов, чтобы максимально оторваться от погони…

    ….Видеофон с каждым звонком прибавлял резкости и громкости. Это поднимет и мертвого, подумал Джон Вудфорд, в раздражении глядя на часы. 4-34. Какой сволочи не спится?
    Коннект, вашу мать…
    - Джон, - на экране возник Маннергейм. – Только что союзники доложили, что два с половиной часа назад был уничтожен очередной патруль неподалеку от побережья.
    - Значит, - генерал ухватил мысль контрразведчика. – Кто то из диверсантов, возможно задержался. Конрад, он нужен мне и нужен живым. Обещай этим горе – воякам все что угодно. Американское гражданство, Медаль Конгресса, чемодан с долларами. Да хоть Анджелину Джоли в вечное пользование. Они должны его взять живым.
    - Уже. – улыбнулся Хитрый Финн.
    Дисконнект…
    Заворочалась Лиззи, разбуженная громким разговором.
    - Что, опять твоя стерва из Вашингтона звонила? – потягиваясь, спросила она.
    Вудфорд, рявкнул ей в ответ фразу из десятка русских слов, которые он выучил в молодости, на совместных учениях Россия - НАТО в Мурманске. Секретарша в ужасе спряталась под одеяло, оставив генерала наедине со своими мыслями…Мурманск, вдруг вспомнил Джон. Он, тогда еще совсем молодой лейтенант – летчик. Совместные учения. Старый русский авианосец «Адмирал Кузнецофф», единственный на весь флот. Кто бы мог подумать, что через тридцать лет океаны начнут бороздить полтора десятка огромных стальных монстров, по сравнению с которыми «Кузнецофф» будет казаться корветом…

    …За спиной глухо бумкнуло. Время…4-28…Я довольно улыбнулся, кто то нашел мой подарок, последняя Ф-ка прожила свою короткую жизнь не зря. Пока все шло как нельзя лучше…
    Называется накаркал…Через полчаса над моей головой в сторону моря пронесся десантный вертолет. Все ясно как белый день, сейчас он высадит десант у побережья, он разделится на группы, и меня начнут загонять с двух сторон…Я резко взял влево, делая крюк километра в полтора…Через полчаса наскочил на двойку загонщиков, неожиданно для себя и для них…Замешательство, проскочившее в глазах десантников, сменилось радостью и они бросились на меня, опережая друг друга…Уход…Захват…Мельница, и удар носком берца в основание черепа…Парень умер еще не упав на землю…Блок…Поворот…И противник проваливается, попадая своим горлом на локтевой сгиб…Рывок…Слышно как лопаются шейные позвонки…Еще пару гвоздиков на мое цевье…Ходу, ходу, ходу…Скоро они встретятся, те кто отжимает меня от моря и те кто, гонится за мной…Я опережаю их совсем не намного…Почему они не стреляли? Хотели взять живым? Что им там наобещали за пойманного диверсанта? Все вопросы потом, у меня есть мизерный запас времени перед погоней и почти час до контрольного срока…Задыхаясь я выскочил на неширокий пляж и пробежав по инерции почти до кромки воды, опустился на колени…Какого черта? Корвет с Андреевским флагом за кормой был уже почти в километре от берега. Не успел… Не может быть…Время…6-07. еще 53 минуты до срока…Я тупо смотрел на часы, пытаясь понять, что произошло. Страшная догадка вспыхнула в мозгу, как сигнальная ракета. Часовой пояс… Очнувшись в пещере у Стариков, я завел свои остановившиеся часы и установил их по будильнику Николаича. Они ориентировались на местное время. Кулема, лопух. Так опростоволосится…
    За спиной затрещали кусты, кто то ломился из леса на пляж…Перекат, и я укрылся за небольшим валуном, снимая автомат с предохранителя…Десантники начали выскакивать на открытое место на широком пространстве и длинная очередь понесла им навстречу тридцать маленьких кусочков свинца…Добавить осколочную из подствольника…Перевернуться на спину…Заменить магазин…Сбоку набегал здоровенный детина в камуфляже, занося приклад для последнего удара…Время замерло…Голова десантника исчезла, словно по ней ударили кузнечным прессом…Перевернуться, выпустить по врагам последний магазин, оставшиеся две гранаты отправились следом. Нет смысла считать упавших, мой список уже никто не пополнит…РГД сжать в кулак и ждать…Я выглянул из-за камня. Десантники продолжали выбегать из леса и валиться на землю изломанными кусками…Что за… Поверулся к морю, корвет разворачивался, а к берегу несся десантный бот. Пулеметчик, склонившийся над крупнокалиберным пулеметом, виртуозно ловил волну и шпарил очередями по кромке леса, дробя в щепки мелкие деревца.
    Бот ткнулся в песок и морпехи посыпались на пляж, зачищая остатки тех, кто почти всю ночь гнались за мной…
    Через двадцать минут я уже стоял на палубе и смотрел на Артема. Выглядел тот неважно, осунулся, темные круги под глазами. Левая кисть замотана какой то тряпкой, сквозь которую темнеет красное пятно.
    - Как ты? – спрашиваю его.
    В ответ Артем продемонстрировал мне пустой магазин винтовки. Достал Кольт, вынул обойму и протянул мне. Там тускло блестел последний патрон…Да, нашему снайперу тоже досталось…
    - Твоя работа? – киваю я в сторону пляжа.
    - Ну. Последний из винтовки туда пошел.
    - Спасибо…
    - Сочтемся…

    Я ловлю за руку пробегающего матроса.
    - Кого из наших еще забрали?
    - Мы здесь только последние трое дня дежурим, - охотно отвечает он. – До этого здесь «Стремительный» вахту нес. Так что вот вас двоих сегодня и позавчера еще одного парня с собакой. Сам мешок здоровенный тащил, да еще и на собаку навьючил. Говорит, секретные детали от самолетов. А собака сколь злющая, к мешкам никого не пускает. У старшины портупею стащила, изгрызла до самой пряжки.
    Мы переглянулись с Артемом и расхохотались. Мыкола с Рексом в своем репертуаре. Смех снял остатки нервного напряжения, которое давило последние двое суток. Все, идем домой…



    Часть V

    …Весь переход прошел спокойно, еще бы. Турция как всегда осталась в стороне от войны, но и любые военные корабли через свои проливы не пропускала. Румынский флот наши моряки и летчики пустили на дно в течении первой недели войны, поэтому соперников у наших кораблей на Черном море не было. Часть времени я благополучно продрых в матросском кубрике, в обнимку с автоматом.
    Когда десантный бот высадил нас с Артемом на побережье, там уже ждал бронированный УАЗ, присланный из бригады. Водила оказался новенький, он лихо вертел баранку, топтал педали и постоянно балагурил. Выяснилось, что он уже забрал с берега много наших за последнюю неделю, но кого конкретно, сказать не мог. В расположение мы добрались уже затемно. Дежурный офицер, поприветствовав, поинтересовался, не хотим ли мы поужинать, но после морской пайки можно было еще сутки не ходить в столовую.
    - Ну, тогда пошли. – Сказал офицер.
    И мы пошли. В медсанчасть. Хочешь, не хочешь, а таковы правила. Сейчас нас осмотрят, наберут кучу анализов и на пару суток поместят карантин. В санбате хорошо. Чисто, тихо, сестрички в неуставных халатиках за тобой присматривают. Красота. Одно плохо – сколько не расспрашивай сестричек, как дела в роте и кто вернулся – не ответят, ибо им не положено. Ладно, сами узнаем со временем. Тем более Артему здесь нравилось. Похоже это было единственное место на планете, где он не ворчал, а был веселым, вежливым и галантным. Сестрички просто млели…


    …- И откуда ты только достаешь эти данные, Конрад? – в очередной раз удивился Вудфорд.
    - Отдельные русские демократы, прикормленные нами, готовы работать на голом энтузиазме. – Улыбнулся Маннергейм. – Они считают, что таким образом спасают страну от гэбистской верхушки.
    - Значит ты считаешь, что следующей целью будет станция РЛС?
    - Все расчеты наших аналитиков и донесения агентов с той стороны подтверждают это. Операция уже вошла в стадию подготовки диверсантов. Авиатор опять готовит нам неприятный сюрприз.
    Вудфорд задумался. Если Конрад прав, то нужно любой ценой предотвратить удар русских. Если мы опять проколемся, не видать мне очередного звания и кресла начальника штабов.
    - Хорошо, полковник. – Подвел итог генерал. – Задействуйте все свободные подразделения соответствующего профиля. А я запрошу у командующего группу Сильвера. Тем более у него свои счеты с Авиатором…


    …- Ну что, пойдем в роту?
    Мы стояли на крыльце санчасти и рассуждали, куда нам отправиться в первую очередь.
    - В роту лучше после обеда зайти, когда все соберутся. Иначе нам свои похождения придется раз пять рассказывать. Пойдем лучше, я тебе пива куплю – Я кивнул Артему в сторону армейского магазина. – Сколько брать то?
    На лице снайпера явственно проступило сомнение. Видимо он размышлял, сколько литров слупить за спасение, переводя меня из килограммов в литры. Судя по всему, запутавшись в литрах, кубах и килограммах, он махнул рукой.
    - Ну пойдем, бочонок Балтики, думается я заработал. Как никак сержанта спас.

    Посмеявшись, мы двинулись в сторону магазина, но дойти до него не удалось.
    - О, нет. – Простонал Артем, уставившись куда то в сторону – Полковник Белый приехал.
    Его стон можно было понять. Белый отличался прямо таки садистскими методами подготовки своих курсантов, но надо признать, его выпускники считались лучшими по обе стороны фронта. В принципе, он был человеком абсолютно нормальным но, видимо хлебнув на своем веку тягот нескольких войн, готовил их так, чтобы могли выжить в этой мясорубке. Байки еще любил потравить. Вот и сейчас, собрав снайперов бригады, он вещал:
    - В 2016-м это было. Как раз накануне Большой Кавказской Войны. Я тогда уже прапорщиком был, вот - вот должны были лейтенанта присвоить. Вызывает меня с напарником командир и говорит, «так мол и так, пойдете в Кодорское ущелье. Вот вам данные по объекту, вот фотографии местности со спутника. Даю вам два дня на подготовку операции». Покумекали мы с Хакасом, подобрали снарягу и начали готовиться. Время прошло – и не заметили. Утром перед отправкой просыпаюсь в казарме, а напарничек мой уже не спит, пулю напильником стачивает. Ты, говорю, чего это делаешь?
    Камандыр сказал - эффэктна выполныть задание – ворчит он.
    Дурья ты башка, Хакас, отвечаю. Эффективно, не эффектно.
    В общем до точки добрались нормально, без осложнений. Трое суток мы тогда объект ждали. В лесу сыро, комарья тучи, задолбали вконец. Хакас в тот момент у винтовки дежурил, а я лежу на спине, смотрю в небо синее сквозь листву, и такая меня тоска взяла. Господи, как домой хочется. В Золотом Роге искупаться, с Валечкой моей на песочке поваляться, пивка с крабами откушать. И только я размечтался, как напарник знак подает. Сунулся к оптике – точно, шпарит к базе тот самый Хаммер. Прибыл значится объект. Ну а дальше все просто. Хакас у винтовки – значит стрелять ему, моя задача – страховать. Сработали мы как в учебнике. Вздох, неполный выдох, черный затылок точно в перекрестье разлетается клочьями – напарник попал точно. Перевожу прицел на дежурного снайпера на крыше, выстрел, иди масленок - ищи мясо. Собрались по быстрому, и к полянке, куда за нами вертушка придет.

    Молодые снайпера слушали ветерана, разинув рты. Но я то знал продолжение этой истории от самого Хакаса. Вертушка за ними не пришла, мало того, в перестрелке с погоней ранили Хакаса и Белому пришлось тащить его на себе. Вернулись они только через три недели, когда уже их и ждать перестали. Белый тогда долго буйствовал, многим досталось. Так что долгожданные лейтенантские погоны он получил только через два года. Поэтому то Белый сейчас в звании полковника, а Хакас – генерал, командующий Кавказской Армией. Два года тому назад он вот так же, сидя на траве, рассказывал про ту войну. Тогдашний президент Грузии решил окончательно разобраться с проблемой Южной Осетии. Американцы прислали под видом совместных учений батальон морской пехоты, и попытались внезапной атакой захватить Цхинвали. Но наши миротворцы и маленькая осетинская армия продержались двое суток, а дальше события начали стремительно развиваться совсем в другом направлении. Президент Чеченской республики тут же отправил два своих батальона в помощь миротворцам, оппозиция в Грузии подняла восстание и принялась как в учебниках захватывать почты, аэропорты и банки. Народное ополчение Абхазии и вооруженные силы Армении за одну ночь, совершив изнурительный марш-бросок, захватили Тбилиси. Даже из ПМР сбросили десантную разведгруппу прямо на телецентр. Режим грузинского диктатора пал. Морпехи США срочно эвакуировали жалкие остатки своего батальона. Вот в таких событиях пришлось поучаствовать полковнику. Про Белого ходило множество легенд, одна из них гласила, что он коллекционирует белье покоренных женщин. Судя по восторженным взглядам, которые бросали сестрички на стройного офицера с мужественным лицом, вполне может быть. Но напрямую интересоваться правдивостью я не собирался. Сестрички в ответ лишь хихикали. Те немногие, кто спрашивал об этом у Белого, тут же катились по земле, выплевывая белые комочки. Старая школа рукопашного боя милосердных ударов не знала…

    … Я оставил Артема среди слушателей, еще раз напомнив ему, что в роте мы должны быть после обеда, и отправился по своим делам. Зашел в штаб, сдал трофейные нашивки, за которые мне тут же перечислили на карточку 600 рублей. Отправился в магазин, где заказал себе новый ноутбук, денег полученных как раз хватило. Из старого я прихватил с собой лишь винчестер. В принципе, ничего важного там у меня не хранилось, только несколько фоток. Обидно бы было потерять сейвы к S.T.A.L.K.E.R. – 4.
    С Артемом мы встретились, практически одновременно выйдя к нашему щитовому домику, где размещалась группа. В расположении было странно тихо, лишь голос Дика звучал под грустные аккорды:

    Холодное утро встречает рассветы
    Пустынное небо венчается с ветром.
    Убитая птица - махнет мне крылами
    Рожденный свободным, взойду я на пламя.

    Мои позывные,
    Забудет земля.
    Мои позывные,
    Пустые слова.
    Мои позывные,
    Сходят с ума
    Мои позывные,
    Чужая волна.

    Холодное утро встречает рассветы
    Пустынное небо венчается с ветром.
    И каждое утро и с каждым рассветом
    Ты смотришься в небо и ищешь ответа.

    Мои позывные,
    Забыла земля.
    Мои позывные,
    Пустые слова.
    Мои позывные,
    Сходят с ума
    Мои позывные,
    Чужая волна.

    С нашим появлением группа, сидящая кружком вокруг гитариста, ожила и зашумела.
    - Артем! Герц! Командир! Где вы пропадали?! – Нас окружили знакомые лица, ладони бойцов звонко хлопали по спине. Но меня не отпускало странное чувство, что то не так.
    И тут я понял.
    - Кто? – голос сразу стал сиплым.
    Ребята потупились, опять наступила тишина.
    - Серж. – наконец то выдавил Ингель. - Герц, мы…



    Часть VI

    - Как? – Перебил я его
    Ингель вздохнул и начал снова.
    - Герц, мы на северной стороне базы работали. Я, Серж, Дик и Камаз. Серж должен был проверить медпункт, чтобы там никто не спрятался. Он проверил, но когда выходил, кто то ему в спину целый магазин и выпустил. Вот.
    - Нашли?
    - Нет. – Покачал он головой.
    - Почему?
    - Да мы и искать не стали, командир. Шмальнули два шмеля в окна, а потом там Дик с пулеметом пробежался. Говорит, что никого живых уже не было.
    - Там же красный крест.
    - А нефиг тогда стрелять было! – неожиданно жестко парировал Ингель.
    Я с некоторым удивлением смотрел на него. Как быстро парень превратился в волка. Он же с Украины, подумалось мне. Не с Западной, где мы сейчас находимся, а с Восточной. Из Одессы. С началом войны, когда Западная предоставила свою территорию американцам, многие парни с Восточной рванули на ближайшие призывные пункты в России. К нам он попал, когда группа уже почти была сформирована. Пришлось его форсированно подтягивать до остальных бойцов. Он скрипел зубами и почти падал от усталости, но вытерпел, и теперь…Теперь участи его противника я не завидовал…


    …Генерал Вудфорд с интересом рассматривал сидящего перед ним капитана. Да, Сильвер производил впечатление. Здоровенный детина, с рельефной мускулатурой, эффектно обтянутой камуфляжем. Квадратная челюсть, сбитые костяшки пальцев. Нос сломан как минимум дважды, лицо украшено несколькими шрамами.
    - Скажите, капитан, вам что то говорит имя Авиатор? – Неожиданно спросил Вудфорд.
    Лицо капитана исказила гримаса злости. Он машинально коснулся шрама на щеке и ответил.
    - Мы сталкивались с ним в Японии, генерал. Хорошо, что наши ребята завалили этого дьявола в Приштине.
    - Вот как? – Удивился генерал. – И что же он натворил в Японии? Шрам на вашем лице – это его работа?
    - Он и его ребята угнали наш F-22. – Зло ответил Сильвер.- Шрам тоже он оставил. Я считаюсь не последним бойцом на ножах в «Дельте», но русские вытворяют с ножом невероятные вещи.
    Вудфорд задумчиво отстучал пальцами по столу незатейливый мотивчик. Пожалуй, Сильвер самая подходящая кандидатура. Ненависть к Авиатору будет вести его по следу русского полковника получше гончей.
    - Вы знаете, капитан, а ведь Авиатор не погиб тогда, в вертолете. – Перешел к делу генерал. – Он нанес нам несколько ощутимых ударов и планирует еще. Я рассчитываю на вас и вашу команду. Надеюсь, что в этот раз вы его не упустите.
    - Дьявол. – прошептал Сильвер. – Есть, сэр. – Уже громче добавил он. - Я даже, пожалуй, приготовлю парочку серебряных пуль.
    - Можете готовить все, что посчитаете нужным, капитан. Лишь бы вы доставили его ко мне живым или мертвым. Я не хочу больше рисковать.
    - Есть, сэр. – Почти с радостью повторил Сильвер. – Теперь то он не уйдет…


    …- Похоронить то хоть успели? – После некоторого молчания спросил Герц.
    Я кивнул, - Конечно, командир, как можно.
    Герц вздохнул, вытянул из планшета карту и протянул мне.
    - Отметь, где.
    - Да что отмечать-то. Вынесли мы его. Здесь он лежит. – И я махнул рукой в сторону кладбища.
    - То есть как?
    - Захватили на Дунае патрульный катер, погрузились и своим ходом до своего берега.
    Зря я ему все рассказал. Герц бушевал долго.
    - Вы что творите, а? Приказ был – выбираться по одному. Вы что, хотели чтобы вашу группу обнаружили? Чтобы мне вместого одного двухсотого - пятерых оформлять?..
    Впрочем, ругался он недолго. Присел, махнул рукой – садитесь…


    …Смысла ругать парней дольше не было. Что сделано – то сделано. Надо жить дальше.
    - Ладно, сегодня отдыхайте. Завтра начнем готовиться. Чую я, что Белый здесь не просто так появился. Скорее всего опять нас куда нибудь забросят.
    Снял с пояса флягу, Старики мне на дорожку винца налили. Глотнул и пустил ее по кругу.
    - Кстати, Мыкола где? Морячки сказали, что он здесь должен быть. – Спросил я своих, когда фляга вернулась.
    - Так он с Рексом мешок всякого барахла с базы приволокли. – Ответил Дик. – Весь штаб на ушах стоял. Два дня уже их расспрашивают, объяснительные писать заставляют.
    - Кого это – их? – Не понял я.
    - Ну, Мыколу с Рексом. – Пояснил Дик.
    - Интересно, как это Рекс объяснительные пишет? – Смех группы снял напряжение.
    - Что там на фронтах слышно, Красный? – поинтересовался я.
    Юру называли Красным летчиком, чаще Красным. Нет, среди его предков не было служивших в ВВС РККА. Просто когда наши ракетчики сбили очередной штурмовик, нас отправили на поиски катапультировавшегося пилота. Два дня мы тогда его искали по лесу, но так и не нашли. Группу, которая вылетела с той стороны на двух вертолетах, подловили над линией фронта и благополучно свалили из ПЗРК. Нам тоже пришлось возвращаться, не солоно хлебавши. Лишь Красный не вернулся. Мы уж думали – все, очередная потеря. Но он таки вернулся через трое суток, да еще и с летчиком. На пилоте живого места не было, видимо Красный объяснял ему, что бомбить русских нехорошо. Вот и прозвали – Красный летчик.
    - Затишье, командир. – Оторвался он от газеты. – Сосредоточились вдоль границы и мы и они и ждем.
    - Чего ждать – то, атаковать надо. – Начал горячиться Ингель.
    - А толку? – лениво протянул Красный. – Все крупные соединения плотно прикрыты с воздуха. Ну выбьем мы их из Румынии, и дальше что? И с партизанами придется бороться, и они с авианосцев будут атаковать. Так хоть мы их на земле подлавливаем. Значит будем по прежнему щипать друг друга диверсионными группами и беречь технику…


    …Утором я, как и обещал, погнал ребят на полосу препятствий после зарядки. Кто то подергал меня за рукав, я обернулся.
    - Герц, ты это.. про пиво то забыл? – Артем своего не упустит.
    О господи, простонал я про себя. Так и пришлось после завтрака тащиться в магазин и волочь бочонок Балтики. Артем, повеселевший при виде долгожданного сосуда, попытался было слупить с меня проценты за срочность, но, увидев кулак у своего носа, согласился и на это. Однако поворчать не забыл.
    - Рыбки то не догадался взять, или там кальмаров.
    - Иди у Белого рыбки попроси. Он с Владивостока копченой горбуши приволок. Мимо палатки ходить невозможно, какой аромат. Куда ты его открываешь, вечером выпьешь. Вам еще кросс бежать.

    …После кросса все повалились на траву и лежали почти без сил. Кухонный наряд приволок обед в термосах и теперь, уставшие но сытые, мы отдыхали.
    - Это просто счастье какое то. – Потянуло меня пофилософствовать. – Живой, сытый, отоспавшийся – что еще нужно.
    - Не, счастье – это когда лежишь ты в санчасти, а у кровати две сестрички. И одна тебе пиво наливает, а другая рыбку чистит. – Ответил кто то.
    Впрочем можно даже не смотреть на говорившего. Если про пиво и сестричек – значит это Артем.
    - Пожалуй, когда командование пошлет нас для уничтожения вражеского пивзавода, я тебя, Артем, в рейд не возьму. – Задумчиво пробормотал я.
    - Это почему же? – Аж подскочил услышавший Артем.
    - Герц боится, что ты святыню нам взрывать не дашь. – Лениво пояснил догадавшийся Ингель.
    - Счастье – это когда наши в 32-м чемп по футболу выиграли. – Выдвинули еще одну версию.
    Дааа, страна тогда неделю на ушах стояла. Два дня по ящику крутили, как футболисты сборной целуют кубок, как качают тренера Кержакова.
    Все начали оживленно обсуждать события тех лет, а я отошел в сторонку и решил подремать минут сорок, пока ребята не угомоняться…



    Часть VII

    …Я первым доплыл до берега, выбрался из воды и плюхнувшись на матрац, наблюдал, как проигравшая заплыв Татьяна выходила из моря. Заходившее Солнце обволакивало золотистым светом прекрасную фигуру моей подружки, делая ее еще соблазнительней. Тьфу ты...Опять полезли в голову неуместные сравнения с местной Афродитой. Да куда этим гречанкам, пусть даже и богиням, до наших русских женщин. Татьяна, видимо рассмотрев восхищение в моих глазах, рассмеялась и улегшись рядом, ткнулась в щеку холодным носом…
    …Я открыл глаза – морда Рекса расползлась в подобии улыбки и он прицелился еще и облизать меня.
    - Собака ты, Рекс. – заслонился я от его языка.- Такой сон обломал.
    - Он не просто собака, а гвардии ефрейтор теперь – задумчивый голос Мыколы раздался рядом.
    Я повернулся в его сторону. Мыкола, задумчиво жуя сорванную травинку, лежал на спине и разглядывал редкие облачка, пробегающие по небу.
    - Мыкола, вернулся. Ну что там у вас в штабе приключилось?
    - Достали. – меланхолично ответил он, выплюнув травинку. – Думал трохи грошей зробить, подсобрал после взрыва приборчиков, что поцелее были, да в арсенале несколько головок самонаведения с ракет посвинчивал.
    - Ну, и дальше что? – продолжал допытываться я.
    - Ну приволок их в штаб – там переполошились все, начали допытываться. Где взял, откуда выковырял, как самолет выглядел. Академик какой-то приехал. Поно…Поро… - Аа, - махнул рукой Мыкола. - …Сян, в общем.
    - Я и сказал, чтоб отвязались, что это Рекс все железяки приволок.
    - И чем дело то закончилось?
    - Чем чем. Все железо забрали для изучения их материальной ценности. Мне – благодарность, Рексу – звание ефрейтора.
    - Однако. Твой подопечный тебя уже по званию догнал. Глядишь, еще пару рейдов – и он до сержанта дослужится. Придется тогда уже тебе ему тапки носить. – схохмил я.
    - Да пошел ты…- отмахнулся Мыкола.
    Мы помолчали, теперь уже втроем изучая небо.
    - А чего там хлопцы разгыгыкались? – поинтересовался Мыкола.
    - Когда я от них уходил – спорили, что такое счастье. – усмехнулся я.
    - Нефига себе счастье. – удивился Мыкола. – Ингель уже десять последних минут доказывает, что Украину надо объединить в единое государство, а Тимошенко сжечь на костре, как ведьму. Красный кажет ему кукиш и утверждает, что Крым они обратно все равно не получат.
    Я задумался, вспоминая. Когда же это было? Ну да, лет двадцать назад. Украинцы, измученные разборками политиков, дорвавшихся до власти и переписывающих Конституцию, в конце концов не выдержал. Страна начала разваливаться на три части – Западную, Восточную и Крым. Западная объявила о независимости, Восточная решила всенародным референдумом о вхождении в состав России, а в Крыму начались серьезные столкновения между крымскими татарами, поддерживаемыми Турцией, и славянским населением. После того, как Штаты продавили через ООН свое решение о статусе Косово, дело могло кончится как угодно. Турки даже послали свой флот к берегам Крыма, действуя по примеру своих заокеанских друзей. Но полсотни российских стратегических ракетоносцев неторопливо прогулялись вдоль границы Турции, а Черноморский Флот в полном составе, включая новейшие ТАКРы «адмиральской серии» и два полка морской авиации, устроил учения. Плюс к этому с Крайнего Севера была переброшена эскадрилия экранопланов. Турки намек поняли и их флот вернулся на базы. Крым также вошел в состав России, а свеженазначенный президентом Шаймиев – младший быстро навел порядок с помощью Таманской дивизии.
    - Что там еще в штабе слыхать? Не собираются нас в очередной рейд отправить? А то парни расслабятся. – поинтересовался я
    - Ходят слухи. Вроде как пара-тройка дней спокойной жизни у нас еще есть. – Мыкола поднялся с травы, подводя конец разговору.



    …Сильвер открыл дверцу и четко поприветствовал генерала, лично прибывшего проверить, как идет подготовка.
    - Какие успехи, капитан? – он небрежно махнул ладонью к фуражке.
    - Все готово, сэр. Все группы находятся в установленных местах в постоянной готовности. – отрапортовал Сильвер.
    - А не слишком ли большие силы вы задействуете, Сильвер? – поинтересовался Вудфорд, неспешным шагом направляющийся в расположение дивизиона.
    - Не думаю, сэр. Мы не должны дать противнику ни малейшего шанса.
    - Однако в Прибалтике охрана объектов производится гораздо меньшими силами.
    - Прибалтика. – поморщился Сильвер. – Их армия и командование слишком заигрались в подражание Третьему Рейху и Вермахту. Сколько мы их не учили – способы контрпартизанской борьбы остались прежними. Русские там даже не используют профессиональных коммандос, простые партизаны успешно справляются. Они то свою тактику постоянно совершенствуют.
    - Значит вы уверены, что сможете ликвидировать диверсионную группу Авиатора? – напрямую спросил генерал.
    Сильвер пожал плечами. При его комплекции даже это невинное движение выглядело угрожающе.
    - Надеюсь, генерал. Если ваша агентура права, и они придут именно сюда – то наши шансы велики. Знать бы еще – когда? – вздохнул капитан.
    - Я думаю, что могу повысить ваши шансы. – улыбнулся Вудфорд. – Наш агент сообщил, что группа готовится к выходу через 24 часа.


    …Белый закупорил флягу и вернул ее на пояс. Авиатор бережно принял алюминиевую кружку, в которой плескалась рубиновая жидкость. Слегка согрел в ладонях, вдохнул запах, осторожно пригубил.
    - Отличное вино. – он показал Белому большой палец в одобрительном жесте. – Хакас прислал?
    Белый коротко кивнул.
    - Как он там?
    - А что ему сделается. Генеральствует. В армии порядок, наши ему кучу средств ПВО прислали, так что весь Кавказ и наши южные границы надежно прикрыты.
    Два старых матерых полковника помолчали, наслаждаясь настоящим кавказским вином. Первым прервал молчание Белый.
    - Что - то не пойму я, Егор. За каким ты меня сюда вызвал? Ни черта ведь не делаю. И последняя твоя вводная для группы Герца была …- Белый замолчал, подыскивая слово.
    - Вот об этом я и хотел с тобой поговорить. Операция имеет целью в первую очередь заставить их поверить, что я больше не противник. Там. – Авиатор качнул головой в сторону запада. – Должны поверить в мою очередную смерть. Тем более что в бригаде работает их агент. Вот им то ты и займешься.
    - Но… - Белый отставил кружку, пораженный мыслью. – Тогда группу уже ждут. Ты же парней в смертники записал. И какую группу. У Герца за полгода одна потеря. Полсотни боевых выходов.
    - И поэтому только у них есть шансы остаться в живых. Перестань, Роман. Лучше слушай и запоминай, что тебе предстоит сделать….



    …Утро в день отправки началось со страшной суматохи. Полковник Белый, размахивая пистолетом, матерился как заслуженный боцман парусного флота. Наш старшина, первый в бригаде виртуоз непечатного русского языка, отирался неподалеку, стараясь не попадаться на глаза разъяренному полковнику. Поток семиэтажных оборотов, выдаваемых Белым, изрядно обогатит его словарный запас.
    - Что там случилось, Красный? – поинтересовался я
    - Кто то у полковника планшетку спер ночью, и горбушу прихватил. Планшетку бросили неподалеку, а рыбы нет. – не отрывая взгляда от происходящего пояснил тот.
    - Планшетку? – задумчиво протянул я. Мысль мелькнула в голове не только у меня. Мы переглянулись с Красным и одновременно выдали.
    - Рекс.
    Нашли мы его за кухней. Новоиспеченный ефрейтор спокойно дрых в обнимку с останками горбуши, не догадываясь о тех карах, кои ему грозили. Пришлось срочно уничтожить следы преступления и объяснить Рексу всю неправильность его поступка.
    Остаток дня прошел в привычной подготовке к рейду. Готовили снаряжение и оружие, получали сухпай. Все как обычно, не один раз пройдено. Вечером полковник, ответственный за проведение операции, погрузился вместе с нами в транспортник…
     
  2. Admin

    Admin Администратор Команда форума

    Регистрация:
    24.08.05
    Сообщения:
    1.356
    Симпатии:
    68
    Часть VIII

    …Полковник Белый вздохнул, поставил локти на столешницу и обхватил седую голову руками. Одиннадцать папок с личными делами – группа Герца, лежали стопкой перед ним. Вчера он полночи просидел, изучая их, все больше убеждаясь в правоте слов Егора. Только у них был мизерный шанс не только выполнить самоубийственное задание, но и выжить. Хотя бы кому то из них. Но, черт побери, какая группа! Как быстро этот сержант из обычной фронтовой разведки сделал отличное диверсионное подразделение. Только и оставалось, что сжимать кулаки и скрипеть зубами, понимая свое бессилие и невозможность что либо изменить…

    …Двигателя гудели ровно и почти неслышно. Группа расположилась вдоль бортов грузового отсека и в ожидании выброски все вели себя по разному. Который уже это рейд, но в воздухе парни по прежнему чувствовали себя неуютно. Справа Красный откинулся на спинку, прикрыл глаза. Можно подумать что спит, но я знал – он которую сотню раз прокручивает в голове детали задания, вспоминает карты и особенности местности. Тимур как всегда дурачится, используя гранатомет в качестве подзорной трубы. Ингель уже наверное в десятый раз проверяет степень заточки ножа и легкость выхода его из ножен. Дик машинально перебирает патроны в ленте словно четки. Лишь Рекс, пристегнутый к Мыколе, довольно скалится. Ну нравится ему прыгать с парашютом, привык уже. И если в первый раз он едва не искусал хозяина, то теперь, после приземления скачет словно щенок, подобранный Мыколой в разрушенном Минске.
    Второй пилот вышел из кабины, показал на пальцах – две минуты до выброски. Парни начали подниматься и выстраиваться перед рампой. Загудели моторы и перед нами начало открываться огромное, черное как деготь пространство неба. Команда, и группа посыпалась вниз. Я выпрыгнул предпоследним, холодный воздух ударил в лицо, попытался закружить, но фал уже вытянул парашют. Рывок, легкий треск строп и над головой развернулся купол, закрывая звездное небо. Шум набегающего воздуха в ушах сразу стих и в тишине меня понесло словно по льду. Посмотреть вниз – инфракрасные маячки четко видны в ночнике. Один, два, три….десять. Мои все. Теперь вверх – самолет продолжал уходить в сторону запада, быстро превращаясь в точку, но светящейся метки над собой я не заметил. Где полковник, почему не выпрыгнул? Я завертел головой, пытаясь разглядеть его, но бесполезно – только звезды ярко светили на небе…
    Точки внизу одна за другой гасли, приближаясь к земле. Вот и она, сгруппироваться, спружинить на ногах, быстро сложить парашют, закопать. Группа приземлилась кучно, сказалось отсутствие ветра, и через двадцать минут все подтянулись ко мне.
    - Полковник где? - шепот Красного раздался у меня над ухом.
    - Похоже не выпрыгнул. Потом вопросы. Выдвигаемся.


    …Пройдя за ночь около двадцати километров, группа расположилась в зоне видимости дивизиона ракетных установок. Я до боли в глазах пытался разглядеть в утреннем тумане расположение часовых. Сомнения по прежнему терзали душу. Почему не выпрыгнул полковник, почему нам не встретилось ни одного патруля, никакой охранной сигнализации. Слишком гладко мы добрались до точки.
    - Что то не нравится мне все это. – Красный, также припав к биноклю, наблюдал за противником.
    - И что же тебе не нравится?
    - Полковника нет, дошли никого не встретив, да и на объекте тоже не все чисто. – Еще больше развил он мои волнения.
    - Что ты там выглядел?
    - Охраны слишком мало и все из местных. В командный комплекс никто не заходил, хотя уже два раза караул менялся.
    - Думаешь макет?
    - Установки – точно нет, а вот радар и командный комплекс очень даже может быть.
    Слева подкатился Артем.
    - Командир, печенкой чую, что то неладное с этими ракетами. – Очередной ясновидящий на мою голову.
    - Твоя печень давно только Балтику по номерам чуять может, да и то на небольшом расстоянии. – Проворчал Красный, не отрываясь от бинокля.
    - Че сразу про пиво – то? – Завозмущался Артем. – Герц, я точно говорю – неладно здесь.
    - Тихо оба. – Прервал я спорщиков. – Артем, собери группу. – Красный, пойдем пошепчемся.


    …Сильвер расхаживал по комнате, то и дело бросая взгляд на часы. Прошло уже почти 12 часов со времени вылета русского транспорта с группой Авиатора. Значит, уже почти 10 часов группа находится на его территории, и никак себя не проявила. Скорее бы уже. Он выглянул в окно. Его коммандос огромными глыбами разлеглись возле вертолетов в ожидании команды. Как только русские диверсанты сунутся в ловушку, они захлопнут ее.


    …- Значит так, - Я оглядел бойцов, сидящих полукругом вокруг меня. – Возникают сомнения по поводу нашего задания. Вероятна засада. Уйти, не выполнив приказ, мы не можем. Что будем делать?
    - Да ну, какая засада. Обычный дивизион, небольшая охрана. По – быстрому поднимаем на воздух, и домой – Отмахнулся Ингель. – Ничего особенного.
    - Ишь, быстрый какой. – Проворчал Красный. – Это тебе не Абрамсы дырковать из РПГ.
    Я внимательно всматривался в глаза диверсантов. Плохо, очень плохо. Ребята уже свыклись с заданием, прикинули свои роли и действия, прокрутили все не один раз в голове. А теперь придется править план.
    - Значит так. – Снова повторил я. – Нужна доразведка. В сроках на выполнение мы не ограничены, но и оставаться здесь долго нельзя. Мыкола, берешь Тимура и в разведку на юг. Сильно меня смущает маленький аэродромчик. Дик и Стас – на север, похоже в той стороне настоящая РЛС и командный модуль. Я с Ингелем проверим западное направление. Полный режим радиомолчания, на поиск – двое суток. В стычки не ввязываться. Патрули обходить стороной. Остальные здесь, вести наблюдение. Красный за старшего. Выходим через час.
    Я еще раз обвел взглядом парней. Настороженность и тревога в глазах тускнела. Теперь можно было с уверенностью сказать, что через час в поиск отправятся абсолютно спокойные и уверенные в себе диверсанты, смертельно опасные для любого противника.



    Часть IX

    …Герц, по твоему получается, что на точку эвакуации мы не успеваем. – Красный задумчиво потеребил мочку уха и вопросительно посмотрел на меня.
    - Мы туда и не пойдем. Если нас ждут здесь, то могут ждать и там. Тем более по времени не успеваем – это ты точно подметил.
    - Как тогда уходить будем? ИРП на 3-4 дня осталось.
    - Уходить будем на север, через Карпаты. – Я пожал плечами. – Лето на дворе, как нибудь прокормимся.
    - Ну, на север, так на север. – Согласился он.- Лишь бы на бандеровцев не напороться. Да и патрули там наши из «Западников». Парни горячие – сначала стрельнут, а потом спросят, зачем пришел и кто ты.
    - Авось прорвемся.


    …Белый раздраженно втопил клавишу селектора, словно болевую точку на теле противника.
    - Слушаю, товарищ полковник – Отозвался отдел контрразведки.
    - Майор, ты шпиона собираешься ловить или нет? – Начал разнос Белый. – Он у тебя как дома работает. Это что с твоей стороны – саботаж? За такие вещи в 37-м к стенке ставили.
    - Мы работаем, товарищ полковник. Народу в отделе мало, кадры малоопытные. – Завел привычную песнь контрразведчик. – Времени не хватает. Ребята с ног сбились.
    - Майор, ты знаешь, какая группа в рейд ушла? – Почти ласково спросил полковник. – Даст Бог, все нормально сложится и Герц с ребятами вернется – он же с тебя первого спросит.
    - Герц? – задумчиво протянули на том конце линии. – Два дня, товарищ полковник. Два дня – и мы его вычислим.
    - Работай. – Белый оборвал связь.
    В который уже раз за последние три дня он достал из сейфа личные дела группы. Немного подумав, добавил одиннадцать наградных листов, уже подписанных Авиатором. Осталось только вписать имя и добавить «посмертно». Наверное уже пора оформлять – подумал он. Группа не выходит на связь с момента приземления. Сегодня ночью два десантно-штурмовых вертолета попали в засаду на точке эвакуации, с трудом отбились и все таки ушли, получив по ракете в борт. Лишь легендарная живучесть, доставшаяся в наследство от предшественников, позволила доковылять до базы.
    - Нет. – Белый громко выругался. – Рано. Отсутствие информации – тоже информация. Еще неделю. - Положив стопку обратно, с размаху захлопнул дверцу сейфа.


    Мыкола устроился поудобнее и достал бинокль.
    - Так, что мы тут имеем? Хм-хм-хм-хм... Охрана - местная разновидность вида "лох ушастый обыкновенный". Обслуга... Так, а это что за... О-па! Цэ ж, гарние американьские хлопци. Ну-ка, - Мыкола добавил кратности, - чьи вы хлопцы будете, кто вас в бой ведёт?... 2-ая пехотная дивизия. Вроде такие в сводках значатся. Ладно, что тут ещё хорошего есть? Вертушки. Вооружение подвешено и даже не зачехлено, пилоты и техники вместо того чтобы в казарме онанизмом заниматься, рядышком околачиваются. Чего-то ждут.
    - Тимур, основной упор на вертушки и пиндосов, а я пока... поразмышляю как дальше жить. Часик-другой.
    Мыкола забрался под куст и перевернулся на спину.
    - Блин, что за дедовщина, в натуре? - обиженно протянул Тимур.
    - Рэкс, остаёшься за старшего, - добавил Мыкола, опуская на глаза панаму, - и смотри, чтоб этот сачок не вздумал на массу давить.
    Пёс довольно оскалился и завилял хвостом, Тимур, что-то буркнув под нос, повернулся и стал сосредоточенно изучать аэродром и окресности. Воцарились тишина и покой.



    …Капитан. – Голова дневального возникла в дверном проеме. – Генерал Вудфорд прибыл.
    Сильвер оторвался от рассматривания карты, поправил форму и отправился встречать нежданного гостя. Генерал ждал его у вертолета с довольной улыбкой на лице.
    - Сегодня под Плоешти на железнодорожном узле была осуществлена диверсия – поделился он с Сильвером.
    - Тогда откуда радость на вашем лице, генерал – поинтересовался капитан.
    - Похоже тамошняя охрана завалила редкого зверя, вашего старого знакомого, Сильвер. – еще шире заулыбался Вудфорд. – Я предлагаю вместе слетать и посмотреть на этот трофей.
    - Помниться, его один раз уже считали мертвым. – Усомнился капитан.
    - Благодаря Маннергейму мы теперь имеем полный доступ к личному делу Авиатора. – Похвастался Вудфорд. – Могу сказать, обошлось это недешево. Русские уже не работают за доллары, пришлось расплачиваться золотом. Первичный осмотр тела показал 90% совпадений, теперь ждем результаты анализов ДНК.
    - Ну что ж. – Согласился Сильвер. – На это действительно стоит посмотреть…




    …- Дик со Стасом вернулись еще вчера, а Мыкола с Тимуром пришли часа за три до вас. – Пока мы с Ингелем заправлялись кашей, Красный коротко обрисовывал обстановку.
    - Нашли чего? - Промычал я.
    - Все как и предполагал. РЛС и командный модуль дивизиона вынесены километра на два к северу. Хорошо замаскированы, но почти не охраняются. Видимо надеются на то, что мы купимся на эти муляжи.
    - А с аэродромчиком чего? Мыкола, рассказывай, как сходил. – Обратился я к подошедшему диверсанту.
    - Аэродромчик с изюминкой, даже с двумя. Во-первых, три вертушки под парами стоят - два "ударника" и "грузовик"; во-вторых, рядом с вертушками пасётся два десятка хитрых американских организмов, шифрующихся под 2-ую пехотную дивизию. И все чего-то ждут.
    - Может, действительно обычная пехота?
    - Если они обычная пехота, то мы выпускники Института благородных девиц. Спецназ, однозначно.
    - Дик, что там по разведсводкам?
    - Такая дивизия в этом районе значится, но пока только формально - сформирован штаб и переброшена тяжёлая техника. Укомплектовывать личным составом начнут только в следующем месяце, не раньше.
    - Ну что, Красный, какие выводы? – Осматривая пустую банку, поинтересовался я. Каша кончилась слишком быстро.
    - Ясно как божий день. Вот смотри. - И он быстро выложил на земле с помощью шишек имитацию расположения дивизиона. – Они дадут нам ввязаться в бой с охраной и накроют спецназом с вертолетов.
    - Так там той охраны нам на пять минут. – Высказал свое мнение Ингель. – Пока вертолеты подойдут – мы уже закончим и уйдем.
    - Охраны на постах не много. – Согласился Красный. – Но, судя по тому, сколько готовят на кухне – большая часть сидит безвылазно в казармах.
    - Может языка взять? – Предложил Мыкола.
    - Только если перед самым началом, иначе хватятся. Значит план действий такой. – Я достал карту. – Вот Фокшаны. Вот мы, западнее их. Мыкола, идешь обратно с Тимуром к аэродрому. Вам 30 часов до выхода на рубеж атаки. Ждешь, пока мы не начнем и сбиваете вертолет со спецами. Сразу отходите на север. Только, ради Бога, не собирай больше никакого барахла. Двигаться надо будет быстро. К РЛС пойдут Артем и Стас. Дик с пулеметом будет нужен здесь. Начинаем завтра в 13-00, сразу после их обеда, чтоб тяжелее гнаться за нами было.
    - Добро. – Одобрил план Мыкола. – Только ты, командир, не минируй пока пути отхода, чтоб мы не напоролись...


    …Капрал Йоханссон считал себя в этот момент самым несчастным человеком на ближайшие сто километров. В тот момент, когда вся группа грузится в вертолет и готова свалиться русским на голову – он вынужден оставаться дневальным в расположении. Нет, ну как обидно. Столько готовиться, тренироваться, и в решающий момент остаться не у дел. И Сильвер еще не вернулся, какой смысл сторожить пустую казарму. Он с тоской наблюдал, как тройка вертолетов медленно начала подниматься в воздух. Десять метров, тридцать. Три дымящихся следа протянулись из леса к вертолетам с интервалом в три секунды между собой. На бортах геликоптеров расцвели яркие вспышки, огромная туша транспортника медленно валилась вниз, заваливаясь на бок, за ней следовали остальные машины. Капрал похолодел. Никакая броня спецназовцев не спасет от падения с такой высоты. Взрыв… Транспортник первым вернулся на землю, ударная волна отбросила валящиеся следом «Апачи» в стороны. Прогремело еще два взрыва, куски раскаленного железа крошили в фарш техников и немногочисленную охрану, находящуюся поблизости. Подхватив автомат, Йоханссон бросился к горящим машинам, в надежде найти хоть кого - то выжившим, но не успел он пробежать нескольких десятков метров, как сильный удар в спину сбил его с ног. Покувыркавшись по траве, он вскочил и обнаружил перед собой огромного серого волка. Волк, нет не волк, инстинктивный страх перед диким животным моментально прошел. Никто из волков не носит ошейника, на котором поблескивает маленькая лычка, и никто из волков не раскрашивает морду черно-зелеными камуфляжными полосами. Огромный серый пес, с эмблемами русской армии на ошейнике, злобно скалился на капрала, стоя у его автомата. Йоханссон не раздумывая выхватил нож, растерянность прошла мгновенно, а бороться с животными их учили еще в разведке. Взмах, нож рассекает воздух перед противником, но пес, который должен был броситься на подставленную руку и получить удар лезвием в бок, неожиданно исчезает из поля зрения. И лишь боль в шейных позвонках и хруст плоти дает понять, где он. Рывок, и тело капрала, словно бревно валиться на землю, отказываясь слушаться команд мозга. Лишь глаза двигаются и видят, как из леса движутся к нему две огромные фигуры в маскхалатах. Платки на головах – это не выжившие после падения сослуживцы. Это – русские диверсанты. Один из подошедших, что-то выговаривает псу на своем мягком славянском языке, качает головой, глядя на Йоханссона и прекращает его мучения выстрелом в сердце…



    Часть X

    …Красный короткими очередями расстрелял небольшую группу храбрецов, пытающихся организовать некое подобие обороны объекта, перекатился поближе ко мне, и, о чудо, улыбнулся, встретившись взглядом. Правда, улыбкой этот хищный оскал назвать можно было с большой натяжкой. Он скорее напоминал старого волка-вожака, на которого его сородичи вот-вот выгонят матерого лося. Остается лишь последний прыжок, последний рывок мощных клыков – и обитатели заснеженного леса в очередной раз поймут, кто является хозяином их жизни, пока главный конкурент спит в берлоге. Красного можно было понять – пока мы переигрывали противника и опережали на несколько ходов. Хотя всего с полчаса назад все висело на тоненьком, румыны никак не хотели раскрываться и вызывать помощь с того аэродромчика, где ждали своего часа Тимур и Мыкола. Пришлось изобразить атаку и выдвинуть часть бойцов вперед. Вот тут то они раскрылись, и – попали под прицельный огонь пулеметов Дика и Камаза. Уничтожив в первые минуты боя практически всех офицеров и толковых капралов, группа методично уничтожала тех смельчаков, кто пытался поодиночке или группами противостоять нам. Бой постепенно перешел в вялотекущее состояние, Мыкола уже передал в эфир единственную разрешенную ему фразу, да и охрана дивизиона похоже поняла, что помощи им ждать не приходится. Дик, как всегда спокойно и даже лениво укладывал злыми очередями из Печенега* на землю тех, кто показывался из укрытий. Он совсем не напоминал того Дика, в Гомельских боях, когда группа вместе с ребятами из штурмовой пехоты оказалась на острие пытавшихся вырваться из окруженного города поляков. Лезли они тогда кучно, умело, не чета нынешнему противнику. Они почти тогда продавили нас, если бы прорвались хотя бы на метре – считай хана всем, расширяя прорыв, свернули бы всю нашу жиденькую оборону и ушли. Ребята – штурмовики практически не работали из первых стволов*, в основном лупили в проемы окон из вторых*, сменяя друг друга на позиции. Только их дробовики, да кое - где саперные лопатки пока позволяли сдерживать атаки. Вот тогда то нашего хладнокровного Дика пробрало. Расстреляв БК из своего пулемета, он подхватил Корд* штурмовиков, и поднявшись в свой немаленький рост, рыча и ругаясь на трех языках начал полосовать с руки наступающих вдоль улицы пшеков*. Стас вовремя догадался подсунуть ему еще две ленты и... Они сломались первыми, отступили и потеряли время, за которое к нам подошла мотопехота и надежно закупорили выход, а сил на еще одну такую безумную атаку у них не нашлось. Да и у нас уже не осталось бы ничего, чтобы встретить. Дика потом просили на стрельбище повторить стрельбу с рук из крупнокалиберного пулемета, но не вышло. Так что молодежь в бригаде считало это одной из легенд, но старики, осматривавшие тогда место боя, своими глазами видели штабной кунг метрах в восьмистах, распоротый аккуратной горизонтальной линией пулевых отверстий…
    …Красный перекатился ко мне и толкнул в бок, оторвав от неуместных воспоминаний, пока руки, словно живущие без моего участия, привычно снаряжали магазин.
    - Ну что, командир, пора сворачиваться.
    - Наверно пора. Мыкола с Тимуром, похоже свою работу сделали. Что там Артем со Стасом? – поинтересовался я, загоняя последний патрон.
    - До полувзвода успело просочиться в их направлении, остальных Камаз отсек и не пропустил больше никого. Будем надеяться, что сработали по плану. Все равно нам через них идти – увидим…


    …- И все таки я не могу согласиться с вашими выводами, генерал. – Сильвер в упор смотрел на Вудфорда, опершись своими кулачищами на стол командующего.
    - У вас, капитан, есть свои? – Вудфорд постарался не поморщиться в неудовольствии, ибо субординация – субординацией, но он прекрасно помнил, что напротив него стоял один из лучших рукопашников армии. И хотя тон разговора за последние полчаса слегка понизился, забывать про взрывной характер Сильвера не стоило.
    - Несомненно, генерал. Во – первых, мы провалили операцию. – Сильвер отвалился от стола и зашагал по кабинету. – И вы это прекрасно знаете. Но в докладе вы ее выдаете как успешную.
    - Но ведь главная цель – Авиатор, уничтожен. – Вставил Вудфорд.
    Капитан опустился в кресло и снова уткнул взгляд в генерала.
    - Самое странное, генерал, что я не могу понять замыслов противника. И это сбивает меня с толку. И не мы ликвидировали объект, а косорукие охранники случайно завалили его уже тогда, когда он сделал все свои дела и почти ушел. Не пойму – что являлось основной операцией русских - ракетный дивизион или железнодорожный узел. И списывать гибель моей группы на несчастный случай в воздухе – просто глупо.
    - Вы прекрасно знаете, Сильвер, что на аэродроме погибли все. И ваша группа, и техники. Кто нам бы рассказал, что там произошло. Так или иначе, ничего не поделать, доклад ушел командующему.
    Сильвер тяжело вздохнул и поерзал в кресле, все же слегка тесном для него, несмотря на размеры.
    - А следы, генерал? – Уже спокойно спросил он. – Они же прямо кричат о том, что вертолеты были сбиты. И капрал Йохансон. Как можно было написать о смертельном ранении в шею, когда даже слепому спецназовцу видно, что ему перекусили шейные позвонки. Сто к одному, что там работала та же группа, что и на одной из уничтоженных авиабаз. Да и еще кое где они засветились.
    - И каким образом вы идентифицируете именно эту группу? – поинтересовался Вудфорд.
    - Следы, генерал. – Снова повторил спецназовец. – Там множество следов крупной собаки или волка, как и на тех объектах, о которых я говорил.
    - Хм. Надо бы поручить ребятам Маннергейма разобраться в этих совпадениях. Следы – это уже почерк, а почерк – это ниточка, которая может привести нас к интересной информации…
     
  3. Admin

    Admin Администратор Команда форума

    Регистрация:
    24.08.05
    Сообщения:
    1.356
    Симпатии:
    68
    Часть XI

    … - Я тебе точно говорю – он это нарочно делает. – Ворчал Камаз, оттирая берц об траву. – У, шайтан. – он погрозил кулаком показавшемуся из дверей командного модуля Артему. – Не мог что – ли поаккуратнее стрелять, смотри как улячкался.
    Артем честно попытался изобразить раскаяние на лице и пожал плечами, мол, как получилось – так получилось. Не будешь ведь на пальцах объяснять, что пуля из спецпатрона превращает голову противника в то, от чего Камаз пытается отчистить обувь. Заметив меня, махнул рукой – подходи.
    - Ну как? – поинтересовался я.
    - Нормально все. – Расплылся в улыбке тот – Охрану положили, подмогу встретили. Стаса только слегка зацепило осколком, вскользь. Мелочь, день - два и будет как новенький.
    - Давай тогда минируй, пока ребята осматриваются, и собери документы, диски там, флешки какие есть.
    Артем, улыбнувшись снова при упоминании дисков, нырнул обратно в модуль, и я смог более внимательно осмотреться вокруг. Группа работала как хорошо настроенный механизм, достаточно было короткой команды и каждый знал, что предстоит делать. Сейчас кто то осматривает трупы, собирая документы и сдирая нашивки, кто то минирует подходы, кто то готовит к подрыву те самые объекты, что были нашей целью. Мыколы нет, но поднять на воздух то что нужно сможет каждый, пусть не так быстро и эффектно, как наш штатный взрывник. И чё он все время лыбиться? - вспомнил я про снайпера, но выяснить причину странного веселья не удалось. Красный, возглавлявший подгруппу минирования, вынырнул из кустов и, заметив меня, сделал жест рукой – все готово. Пора поторопить остальных и уходить отсюда на точку встречи с Мыколой и Тимуром. И хотя кто то из моих влепил перед уходом в пару пусковых установок из Иволги*, и сейчас над лесом поднимался густой дым от горящих машин, задерживаться нельзя. Преследование вражеской диверсионной группы, то бишь нас, хочешь не хочешь, а организовывать они должны. Я сдвинул микрофон и на общий канал передал: «Заканчиваем, отходим». В памяти всплыли строки: « Отход проводится в целях вывода подразделения из под ударов превосходящих сил противника, занятия более выгодного положения для последующих действий, выигрыша времени, высвобождении сил для действий на другом направлении».*
    - Держи, командир. Диски, как заказывал. – Артем протягивал мне небольшой пакет. Вот оно, понятно. Месяца три назад, одна из групп нашей бригады после ликвидации штаба батальона противника приволокла с полмешка всяких электронных носителей. Все правильно, все по уставу. Парни уже в мыслях дырки под ордена готовили, еще бы, взяли со штаба столько информации. Но контрразведка наша через пару дней вернули почти все обратно со словами: «Смотрите сами». Короче говоря, киношек разных приволокли. С тех пор и ходит хохма по бригаде, каждую группу, следующую в тыл противника, просят что нибудь нового из кинопроката принести…


    …- Товарищ полковник, разрешите? – Голова начальника отдела контрразведки возникла в проеме палатке Белого.
    - А, капитан. Заходи, заходи. – Полковник оторвался от ноутбука и сделал приглашающий жест рукой. – Присаживайся. Что там у тебя?
    - Только что по ЗАСу пришло сообщение для вас. – Капитан заметно волновался, чувствовалось это по голосу всегда выдержанного контрразведчика.
    - Ну читай тогда это волнительное письмо. – Усмехнулся Белый.
    Офицер смутился, выдержал некоторую паузу, и уже более спокойным голосом зачитал.
    - «Над всей Флоридой безоблачное небо».
    - Ага. – Белый откинулся на стуле и сложил руки на затылке. – Добрался таки. И фразочку кодовую передал. Что ж ты тогда волнуешься, сам же участвовал в разработке?
    - Так, это. – Замялся контрразведчик. – Я не про то волнуюсь. То что Авиатор доберется, это предполагалось с высокой степенью вероятности. Но вот кто передал это сообщение.
    - Ну-ну. – Заинтересовался Белый. – И кто же?
    Капитан вздохнул и, не глядя в листок, процитировал.
    - Сообщение передал агент Алан через агента Гайдзина.
    - Застрели меня снайпер, не понимаю, что тут такого удивительного. – Белый поднялся из-за стола. – Чай будешь?
    - С молоком, если можно. – Не сразу ответил контрразведчик. – Не знаю, товарищ полковник, может для вас эти имена ничего и не говорят, но у нас в училище среди курсантов легенды ходили про этих агентов. Да и про вас я много наслушался. И вот у меня в бригаде сначала Авиатор появляется, потом вы, теперь вот и эти легендарные личности появились. Аж оторопь берет. Спасибо. – Он принял кружку от полковника.
    - Молока сам налей, по вкусу. – Белый подвинул к собеседнику молочник. – Почему не говорят, прекрасно их знаю. Эх, мы пару раз у меня во Владике хорошо отдыхали. – Аж прищурился от удовольствия былого отдыха старый полковник.
    Капитан некоторое время молча переваривал новости и, слегка помявшись, спросил.
    - Так значит правда это, что в операции по угону Раптора из Японии вы принимали участие вместе с остальными? Подробности до сих пор засекречены, хотя столько времени прошло.
    - Это ты про «Возвращение Беленко»*? - Уточнил Белый. – Там в основном Авиатор и Гайдзин работали. Я их с моря прикрывал вместе с группой.
    - А с китайцами? – Капитан даже понизил голос почти до шепота. – Правда, что с вакциной – это тоже…вашей группы дело?
    - Тю на тебя. – Отмахнулся полковник. – Мы ж тогда дружили. Россия и Китай, в смысле. Кой нам смысл такого союзника терять. Это они сами. В Новосибирском Академгородке толи выкрали, толи купили у кого формулу и у себя производство наладили. Только что - то там не учли. Ну знаешь поговорку, «Что для русского лекарство – китайцу белая горячка». Жаль конечно. Я бы сейчас не отказался от миллиона – другого солдат из Поднебесной. Сидели бы щас на берегу Средиземного.
    Собеседники какое то время помолчали, наслаждаясь свежезаваренным чаем по фирменному рецепту старого снайпера. Что он туда добавлял, оставалось почти такой же легендой как операции прошлого.
    - Тут еще такое дело. – Отставил кружку в сторону капитан. – На днях я однокашника встретил с училища..
    - Да помню я, как ты вчера старательно в сторону дышал. – Усмехнулся Белый.
    - Было немного, за встречу. – Улыбнулся в ответ контрразведчик. – Так вот однокашник мой в Военно – Космической разведке служит. Я ему про пропавшую группу Герца рассказал. Жалко, такая группа. Так он мне сегодня пару снимков намылил.
    - Что за снимки?
    - С Лунной базы. – Капитан полез в папку и протянул Белому распечатанные листки. – Время от времени удается получать оттуда снимки, несмотря на глушилки.
    Полковник принял фотографии и внимательно всмотрелся в них. Нескольких секунд хватило, чтобы понять, те клубы огня и дыма поднимаются от объектов, обозначенных в задании диверсионной группы.
    - Смотрите левее от дымов. – Подсказал капитан.
    - Девять. – Сосчитал полковник. – Только девять…


    Часть XII

    … Я еще раз оглянулся на уходящую группу, постепенно скрывающуюся в подлеске, достал пульт подрыва и отошел еще метров на двадцать от готовых к подрыву объектов. Был соблазн, конечно, устроить здесь ловушку и прихватить еще несколько противников во время взрыва, но рисковать не хотелось. Был бы здесь Мыкола, тот бы соорудил бы что то взрывающееся, неизвлекаемое и жутко смертоносное, но за неимением нашего гениального подрывника придется разносить цель более надежным способом. Я легонько нажал на кнопку и к двум поднимающимся из-за леса столбам дыма от горящих пусковых добавилось еще парочка. Хорошо горят, так бы и смотрел. Сейчас бы сюда шезлонг, орешков солененьких да баночку «Сочинского золотого». Я аж сглотнул слюну, буквально почувствовав приятную легкую горечь в горле, которая остается от хорошего глотка холодного пива, которую так здорово зажевать чем нибудь солененьким, особенно нашей чехонью. Тьфу ты, похоже пивной культ, проповедником которого является наш снайпер, оказывает влияние и на меня. Полюбовавшись еще некоторое время на два замечательных костерка, я с некоторым сожалением развернулся и легким бегом направился вдогонку группы. Начинается самое нелюбимое мною занятие – марш-бросок. Знай только переставляй ноги побыстрее и молчи, отсюда всякие мысли в голову лезут, поразмышлять тянет. Вот и сейчас, маневрируя среди деревьев, я мысленно прикидывал, что и как мне придется объяснять и рассказывать Белому, как ответственному за разработку спецопераций. В принципе, прошло все относительно неплохо, вывели из строя практически целый дивизион ПВО, положили почти пять десятков охраны, да еще Мыкола с Тимуром считай как минимум три вертушки приземлили и цельное подразделение морпехов. Причем не простых, а элитное подразделение. Только бы вернуться – обязательно на обоих представление к ордену напишу. А то Тимур уже полгода воюет, а из наград – только «За мужество», коих у Мыколы целых два, не считая остальных наград. Ну, он то с первого дня на этой странной войне. Да, что ни говорится, что ни пишется, а странная она какая то, война эта. Причем нашему противнику она еще странней кажется, это стопроцентно. В то время, когда они разрабатывали всякие разные методы бесконтактной войны и единого информационного поля, наши разработчики вовсю конструировали компактные и надежные способы вывода из строя электрооборудования. Ну, не только конечно это, много всякого нового в войсках полно, взять хотя бы связь. Видал я в музее старые образцы начала века, да и предыдущее поколение было на порядок тяжелее и маломощнее. Наши то трансиверы группового уровня практически невесомы и связь дают устойчивую километров на двадцать даже здесь, в горах. А навигаторы? Толку от них сейчас практически никакого, спутники на орбите долго не держаться, но наши то ничем не уступали трофейным. Ладно, мы и без навигаторов, по карте дедовским способом выйдем куда надо. Это спасибо отдельное надо сказать московским менеджерам за создание нового экстремального спорта. Лет тридцать назад они, одуревшие от работы и бегающие по подземельям и новостройкам в различных играх, придумали новую забаву. Теперь группу таких уставших от работы выбрасывали с вертушек где нибудь в тайге, без навигаторов и прочих электронных игрушек. Только сухпаи, компасы, карты ну и какое нибудь оружие. Много тогда новой забавой заболели, у бати моего одноклассник приличное состояние сколотил, организуя этот экстремальный спорт для желающих. Нет, без накладок не обходилось, конечно, и МЧСники поначалу работали на износ. Шойгу аж поседел от таких забав молодежи. Зато теперь каждый уважающий себя подросток разбирается в картах и компасе и азимут с вектором не спутает. А новый министр спорта? Когда Фетисов добился таки от наших хоккеистов, чтобы они снова начали выигрывать на Олимпиадах и Чемпионатах мира, и дед мой перестал злостно материться при просмотре матчей с участием сборной, его сменил Емельяненко. К чему это привело легко догадаться, если даже в моей группе половина разрядники. Ингель вон, даже чемпион какого то района Одессы, а Стас – Московского округа по войскам. Все это не имело бы смысла, если бы войны велись при помощи ОМП, но с момента отказа от оного, развитие стратегий у нас и у них пошло по разным путям. И если они шли по пути компьютерных технологий, мы пошли другим путем. Взять то же стрелковое вооружение. От разнообразия их разработок рябит в глазах, чего там только не наворочено. У нас все тот же Калашников, надежный и простой как кирпич. Новые технологии сделали его более удобным, точным и легким. Ну еще двухсотая серия малыми партиями пошла в основном в части спецназначения. В группе таких всего два, у меня и Красного. Вообще то в бригаде с вооружением полный порядок. Ассортимент большой, какой ствол больше по душе – тот и берешь. Да еще ребята с рейдов что то тащат, да трофейного после боев много собрано. Броню только мало приветствуют – тяжело, да и наши броники не все держат. Вот у штурмовиков, у тех новые «Кирасы-Д»* хороши, но тяжелые заразы, да и капризные в обслуживании. Следить за ними надо, демпфирующий гель вовремя доливать. Чуть не доглядел – считай пару ребер на слом, как минимум. Автопарк бригады раза в полтора больше, чем положено по штату, мои орлы вон, пару Хаммеров из под носа у танкеров увели. Кстати о танках. Уж сколь ни хвалили по Дискавери их новые «Рамсфельды»*, но наши «трелёвочники»*, с их новаторской компоновкой, оказались таким крепким орешком, о который сломали зубы не один десяток противников. А под той же Одессой дошло до смешного, закопанные по самую башню расконсервированные Т-64 здорово всыпали панцерам противника. Они то, с выведенной электроникой не видят почти ничего, а у стареньких Тэшек никаких электроприборов, движки заглушены, наводка вручную. Дали прикурить…

    …-Акулыч, поднимай своих соколов, у пиндосов в сетке ПВО мои ребята отличную дырку сделали. Как, как? Ну ты, старый, даешь. Ты что хочешь, чтоб я тебе ответил? Давай-давай, шевелись, тебе Родина зачем новейшие СУшки доверила? Да точно, точно. Да, именно в том квадрате. Да уж удалось, мои ребята тоже не лаптем щи хлебают. Да я тебе гарантию даю, лично я, полковник Белый. Бывай, до связи…



    Типа Глоссарий:

    * «Иволга» – РПГ – 32 одноразового действия. Дальнейшее развитие РПГ-28 Таволга. Отличается сниженной массой по сравнению с предшествующими моделями и увеличенной практически в полтора раза бронепробиваемостью.
    * Боевой устав Сухопутных Войск.
    * Операция по изъятию F-22 Raptor с военно - морской базы США в Японии, получившая неофициальное название среди российских спецслужб «Возвращение Беленко». Детали данной операции до сих пор засекречены и только в воспоминаниях ветеранов и участников проскальзывают подробности.
    * «Генерал Рамсфельд» - новейший танк, принятый на вооружение армии США и союзников в конце 30-х годов.
    * «трелёвочник» - жаргонное название новейшего Российского безбашенного танка Т-95. Название получено из-за внешнего сходства с нагруженным трелёвочным трактором.
    * «Кираса-Д» - бронекостюм, созданный специально для штурмовых мотострелковых батальонов. Двухслойный кевларовый каркас заполняется титановыми пластинами (наружный слой) и демпфирующим гелем ( внутренний слой), что позволяет распределять импульс от попадания пуль и осколков на большую поверхность.


    Продолжение следует...
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей